Главная / События
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

"ПРО ИГОРЯ АЛЕЙНИКОВА"

опубликовал | 09 сентября 2011

Александр Кузнецов | - просмотров (95) - комментариев (0) -



«Про Игоря Алейникова»

 Киностудия «Мосфильм» конца восьмидесятых. Будущий «концерн» бурлит в предощущении свободы - всюду жизнь. Я бреду по коридорам в поисках работы - решил стать КИНОчеловеком, для чего на проходной, позвонив на автобазу: «Вам водитель нужен?» - получил пропуск, но иду не на автобазу, а в административный корпус и, глядь - на дверях табличка: «к/ф «Грибоедов», режиссёр - постановщик Никита Михалков. Во, думаю, с ним-то я и буду работать. Вхожу, а не знаю, что это всего лишь администрация картины и сидит директор Литвинов и его замы, то бишь, заместители, да и картина у них другая, хрен выговоришь: "Скакал казак через долину" :) Выслушал меня директор и спрашивает: «Высшее образование есть? Поедешь через неделю в экспедицию администратором съёмочной группы? Шестнадцатого выезжаешь в Новороссийск». Так я стал СИНЕМАтографистом.

 Приобретя опыт, на следующем фильме «Марадона - Чердак…» Длинное название, не помню дальше, что-то про коней ещё – это какая-то речёвка болельщиков советского времени, использованная автором,чьи рассказы из белорусского журнала про хиппи, понравились Ролану Быкову. Работая администратором съёмочной площадки, взялся помогать в отборе актеров непрофессионалов. С помрежем Ульяной (нынче она живёт в Америце), мы бродили по Москве в поисках персонажей. В «Этажерке» на Тверской и в «Деревяшке» на Петровке беседовали с волосатымии и удолбанными последними хиппи Советского Союза...

 Антон, приятель Ульки, впоследствии ставший её мужем и сделавший ей двоих, а потом и троих детей, фарцевал в те времена прямо на студии фирменной одеждой и постоянно саморазрушался, но при этом сочинял стихи и даже писал картинки маслом. Вот он то и подружил нас с Машейларисой Бородиной-Ватерлоо, не снявшейся ещё тогда в главной роли фильма «Прощай шпана замоскворецкая» (реж. Панкратов-Белый по сценарию моего будущего мастера, Эдуарда Володарского). И, как-то заехав на студию получить что-нибудь на жизнь по талонам массовки, она подвела меня в коридоре к молодому, в очках, с кожаным, очень потёртым портфелем - так мог выглядеть в моём тогдашнем представлении Годар, которому чуть позже я всё же пожал руку на встрече во ВГИКе и предложил: «А давайте, мы захватим здание института кинематографии СССР и подарим вам? Маэстро, «последний советский кинематографист», пожевал окурок давно погасшей сигары и сказал, пару секунд подумав: «Неее, это очень большой...».

 А выглядевший типичным физиком-ядерщиком, человек с портфелем, оказался Игорем Алейниковым, основателем, вместе с братом Глебом, параллельного КИНО СССР, независимым КИНОрежиссёром, издателем и редактором журнала «СИНЕ ФАНТОМ».

 Посмотрев их шестнадцатимиллиметровый фильм «Трактора» о судьбе советского трактора и его эротических отношениях с голосом Машиларисы, я вышел из ворот «Мосфильма» к правительственным дачам на Ленинских горах, попав прямо к разъезду посольских лимузинов. В микрофон кто-то невидимый выкрикивал: «Машину посла Буркина-Фасо - к подъезду!» И целая очередь чёрных авто двигалась вперёд всего на один корпус. Здесь же, у обочины стоял, видимо оставленный дорожниками, жОлтый трактор на гусеничном ходу. После фильма братьев Алейниковых я увидел его по-иному. Замасленный, грязный и железный монстр стал символом, а потрескавшийся голос Машиларисы (двойное имя), озвучивавшей чёрно-белый фильм, навсегда остался для меня эротической тональностью механистической эпохи «совка» (от слова Советский Коммунистический). «Я - и Трактор»!!

 Перестав быть инженером, как только моя страна перестала-перестроилась, я решил быть КИНОрежиссёром, а братья Алейниковы приступили к съёмкам фильма «Здесь кто-то был» (35 мм, 42 мин, цвет) в объединении «Дебют» киностудии «Мосфильм» и я, перевоплотившись в ассистента по реквизиту, пошел к ним на картину. (Реквизит: все предметы в кадре, даже движущиеся.)
Мы жили среди «персонажей наших будущих воспоминаний», по выражению Дуни Смирновой: Шутов сделал сценографию легендарного фильма «АССА». Аркадий Славоросов, Шутов и Умка - творческая группа «Дети подземелья» (манифест «Ситуация ТАВ» в журнале «Твердый знак» №3), Театр Театр Бориса Юхананова с Никитой Михайловским и Чорбой, Свободная Академия с Татьяной Щербиной, Дмитрием Волчеком и Камилем Чалаевым, Группа художников «Чемпионы Мира» во главе с Костей Звездочётовым, Фильмы Сашикузнецова «Эпиграф» (оператор-постановщик Мария Соловьёва) с Борисом Матросовым («Чемпионы Мира») в главной и единственной роли, «Мираж - Прохожий» (оператор Алишер Хамидходжаев) с Александром Кузнецовым, Андреем Полонским, Аркадием Славоросовым, Гаго Асланяном  и Катрин Ровет (Франция), а также студия «Арьергард» на пятидесятом километре Ленинского проспекта, созданная жителями посёлка городского типа Селятино.

 Как-то Игорь Алейников пришёл на студию и принес пригоршню значков «Конституция СССР». Дарил всем. Я долго носил его на груди, ожидая посягательств на мою свободу - все мы тогда стали слегка диссидюгами («диссидент» - борец за права человека в большевистской России).

  Жизнетворческая энергия Игоря и социальная КИНОдеятельность Глеба привели к созданию 1 фестиваля параллельного КИНО «СИНЕ ФАНТОМ ФЕСТ-87» 14-19 ноября 1987 года в Москве. Первый подобный фестиваль в Советском Союзе проходил полуподпольно, в разных залах, практически без финансовых затрат. Андеграунд, есть андеграунд и в нём свои мастера!!
Уже потом Игорь Алейников с младшим братом, сделали на «Мосфильме» полнометражный римейк «Трактористы-2».

 Сашакузнецов, вдохновлённый деятельностью Игоря, поступив во ВГИК, решил издавать компьютерный журнал «ВИДЕНИЕ». Просиживая до глубокой ночи в только открытом компьютерном зале института, набрал и распечатал на принтере двадцать экземпляров журнала, выпрашивая бумагу у секретарш, потом переплёл у дяди Васи в институтском подвале по трояку за штуку (старыми). Один из номеров в твёрдой обложке, подарил Игорю. В номере был сценарий братьев Алейниковых «Аквариумные рыбы этого мира» и Аркадия Славоросова "Любовь 7".

                 Из «НЕМАНИФЕСТА ПАРАЛЛЕЛЬНОГО КИНО»

– Есть большое искушение писать губной помадой на зеркале или возлюбленной

– Есть большое искушение разрисовывать пасхальные яйца золотым фломастером

– Есть большое искушение курить фаллические сигары


 Тем временем, свободный эфир выносил нас за пределы. Братья Алейниковы объехали многие страны, побывав на фестивалях. В Америце (так!) показывали программу парраллельного КИНО в двенадцати городах. В кинотеатрах, киношколах и центрах современного искусства от Нью-Йорка до Лос-Анжелеса через Сан-Франциско, на Юге и на Севере. Даже в городке Хелена, неизвестном самим американцам. Тем временем, Борис Юхананов положил километры асфальта в Берлине, налаживая "совместные проекты" с немцами.

 Сашакузнецов провёл «маленькую парижскую авантюру» (см. одноимённый текст на www.proza.ru/avtor/sachakuznecov) - провёз через таможню чемодан студенческих короткометражек для показа в Центре Помпиду, а вернувшись, поступил на режиссёрский факультет к Ираклию Квирикадзе, приболевшему на голливудских холмах, и подославшего к нам свою жену - вместо себя :)

 Появились и последователи. В Африке стал знаменит «Чёрный Годар», собиравший толпы негров, забывших о засухе и недороде, послушать его истории, называемые фильмами. Народные массы континента помнили такое лишь во времена генерала де Голля, когда крестьяне, побросав кетмени (тяпка) и мотыги, шли слушать речи о французских реформах в Африке.

 А тем временем, кольцо внешнего мира сжималось и перестраивалось.
 Подростки перекочевали из сельских клубов, занятых под торговлю, в подъезды и ларьки - Дети Ларька. Повсюду открылись бигмачные, а по Киевскому шоссе пару раз туда-сюда проехались танки на гусеничом ходу, разбрызгивая асфальт и прижимая к обочине, трясущихся в страхе обывателей на «Жигулях».

 Но КИНОлюдей уже нельзя было поправить. Сашакузнецов, заряженный КИНОэнергией, продал синтетическую шубу жены и, построив ей взамен модернистское пальто до пят из цветастого спального мешка с помощью костюмеров «Мосфильма», купил коробку настоящей профессиональной цветной тридцатипятимиллиметровой КИНОплёнки и, уломав в КИНОинституте единственную в мире девушку КИНОоператора Машу Соловьёву, игравшую в тот вечер в кегли, гоняя пустые бутылки по паркету операторского факультета, снял немую фильму на пять минут с Борисом Матросовым (группа художников «Чемпионы Мира») в главной роли. К сожалению, фильм утрачен в метрополитене уставшим режиссером, возвращавшимся из к/ра "Фитиль" с премьеры фильма, где он умудрился сыграть.

      Прошло несколько лет и следы наших ног заполнила мутная вода с обочины.

 А тогда, в конце «перестройки» даже визитная карточка Игоря и та была левой: чёрно-белая фотография семнадцати худых рыбёшек с выпученными глазами, а на обратной стороне подробный домашний адрес с почтовым индексом и номером домашнего телефона. И буквы синим фломастером, размашисто: «СИНЕ ФАНТОМ».

                      ГОЛОСУЙТЕ ЗА СИНЕ ФАНТОМ (!!)

«Фантомность, призрачность предприятия, вынесенная в название журнала, относится, во-первых, к самому журналу, не имеющему никаких средств для самого минимального существования и, несмотря на это, обладающего энергонасыщенностью, заставляющей ощущать своё присутствие.
Ведущим предметом исследования у журнала является параллельное кино в СССР, также своеобразный миф, т.к. отдельные пять-десять авторов на всю страну без проката и прессы явления составить никак не могут».

 Игорь Алейников творил миф, пропуская реальность через влюблённую оптику КИНОаппарата, транслируя её в эфир. Погиб он вместе с Верой, вместе с любимой женой в авиакатастрофе - в небе.


                 « - Есть большое искушение парить
                 над Витебском словно над Парижем - »


20...-ой год. Июнь. Идёт дождь, где-то лает собака.
В музее КИНО проходит КИНОфестиваль «СИНЕ ФАНТОМ ФЕСТ». Глеб Алейников, Борис Юхананов, Юфит, Аркадий Славоросов (ум. в 2005) и Саша Кузнецов, а также тысячи других КИНОлюдей продолжают делать КИНО независимо - независимо от других. От денег, от мутного потока, смывающего наши следы.

Как-то Игорь подарил мне книжку «Ален Рене», где теперь на полях я вижу его заметки и неясгые знаки простым карандашом. . .

И когда я слышу по радио голос эфирного невидимого персонажа - весть о гибели Игоря и Веры, я еду домой, закрываюсь в комнате и опять и опять листаю книжку с неровными строчками на полях простым карандашом - про КИНО.




Режиссёр Саша Кузнецов
www.videnie.kastopravda.ru

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email