Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Фестивальный совет работает за рамками фестивального совета!

опубликовал | 06 июля 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (123) - комментариев (0) -

Фестивальный совет работает за рамками фестивального совета!
Публичные обсуждения проблемы невнятности и непрозрачности фестивальной политики министерства культуры РФ набирают обороты.
История пикирующего бомбардировщика:
Публикации: Белопольской, Плахова, Шавловского, Шмырова, Манского и в заключении фестивальный рейтинг от СК РФ



Виктория Белопольская в "Новой газете"

Минкульта щедрая душа

Какие кинофестивали государство субсидирует деньгами налогоплательщиков, а какие — игнорирует. И почему
26.06.2013

Петр Саруханов — «Новая» Начал работу 35-й Московский международный кинофестиваль. Флагман, как говорят, российского фестивального движения и лидер по объемам государственных затрат — вроде бы чуть не 230 миллионов рублей. Но за широкой спиной ММКФ идет бурная жизнь: в России около 90 кинофестивалей. Примерно 80 поддерживает государство в лице Министерства культуры. Кого и что государство наше считает культурно приоритетным, а кого игнорирует? И чем мотивирует?

Не скрою: мне интересно. «Артдокфест», фестиваль неформатного документального кино на русском языке и языках России, за программу которого я отвечаю, в декабре пройдет в седьмой раз.

Но болею я за российское кинофестивальное движение и по иной причине — не только у нас, а по всему миру кинофестивали обрели роль альтернативных кинотеатров. Кинотеатры стационарные стали площадкой показа киноаттракционов и, как выражается продюсер Александр Роднянский, «пэтэушных» комедий. Большинство фильмов, которые составляют корпус современного киноискусства, не имеют шанса найти там ни места, ни времени. Поэтому фестивали, которых в мире уже больше 4000 (вдумайтесь в эту цифру!), из маркетингового инструмента по обнаружению аудитории для фильма превратились во временные кинотеатры. Кинотеатры, куда не ступает нога Железного Человека.

Вот за это я и болею — за фестиваль как альтернативу коммерческому цинизму туповатого российского кинопроката. А поэтому испытываю растерянность при виде данных об оказываемой нашему фестивальному движению господдержке.

Итак, субсидии на проведение кинофестивалей в РФ. Раньше они выделялись на основе того, насколько убедителен был в кабинетах Министерства культуры тот или иной фестивальный директор, какие представлял показатели и к кому в министерстве конкретно протоптал дорогу. Но в феврале этого года министр культуры Владимир Мединский очертил дорогу к цивилизованно-транспарентному выделению финансов фестивалям.

«Будет разработана четкая система градации кинофестивалей… Сумма поддержки будет зависеть от категории, соответствия требованиям. От этого будет зависеть, на какой объем поддержки может претендовать фестиваль», — заявил Мединский. Потом говорилось о фестивальных экспертных советах, которые будут созданы при Минкульте и состоять из представителей киносообщества, искушенных в делах фестивального движения, об открытой тарификации фестивалей…

И за этим разговором виделось прекращение удивительного соревнования щедрости Минкульта с бытовым здравомыслием. Это когда единственный в России международный фестиваль документального кино «Флаэртиана» (Пермь), проходящий более 10 лет и показывающий около 100 фильмов в разных программах, не получает никакой госпомощи, а малолетка «360 градусов», фестиваль научного кино в Москве, прошедший лишь раз и показавший 14 фильмов, уже на второй год отхватил 3 миллиона рублей. Или когда фестиваль спортивного кино «Красногорский», существующий лишь в виде интернет-сайта и более или менее пышной церемонии награждения-закрытия, обретает господарок в 5 млн рублей.

Новая система обещала быть логичной и прозрачной, она сулила внятные критерии оценки фестивалей, из которых и следовал бы объем господдержки. (В эту прозрачную систему, кстати, вписывался и наш фестиваль — с его показом 120 фильмов в 5 залах, 20 тысячами зрителей, объемом публикаций, немалым количеством принимаемых участников и гостей да и самим фактом участия зарубежных картин на русском языке (их ведь нужно еще найти). В общем, при всех этих, как нам с президентом «Артдокфеста» режиссером Виталием Манским казалось, очевидных плюсах мы наконец сможем рассчитывать на госпомощь большую, чем традиционные минкультовские 2 миллиона.

И действительно, экспертные советы были созданы. И про тарификацию фестивалей информация была минкультовски подтверждена. Конкурсы на проведение фестивалей начали объявляться, а экспертные советы работать — то есть собираться и заслушивать пятиминутные выступления организаторов фестивалей.

Мы вступали в эру цивилизованного фестивального кинопоказа и… И очень скоро столкнулись с нашим, родным, органическим.

Советы, оказывается, могут одобрять или отвергать лишь факт получения фестивалем субсидии. Объем субсидии — не их компетенция, а компетенция самого Минкульта… Тарификация фестивалей? Ну ее, вульгарно выражаясь, просто замылили. Официальная тарификация с внятными критериями (количество привлеченных фестивалем зрителей, количество публикаций о нем, количество премьер) проведена не была. Некое исследование было вроде бы заказано социологической компании Movie Research, но она теперь тщетно ищет следы своих трудов в решениях Минкульта. В результате располагать можно только результатами неофициального, но красноречивого опроса о фестивалях, проведенного на сайте «Киносоюза». Минкульт этот опрос игнорирует…

Итак, международный фестиваль развлекательных короткометражных фильмов «Короче» в Калининграде получает от Минкульта 7 миллионов рублей. Вы слышали об этом фестивале? Наверное, вы не живете в Калининграде. Но 7 миллионов, надеюсь, хватит, чтобы о «Короче» узнали за пределами анклава.

Открытый фестиваль документального кино «Россия» в Екатеринбурге — 6 миллионов рублей. Фестиваль проходит в одном зале екатеринбургского Дома кино и категорически отказывается оплачивать даже участникам конкурса дорогу к себе не только на самолете, но и даже в оба конца на поезде. Жюри фестиваля в лице документалистов с мировым именем два года подряд выступало с открытым заявлением по поводу низкого качества программы.

Фестиваль российского кино «Окно в Европу» в Выборге — 20 миллионов рублей… Любой организатор фестиваля примерно может сказать, сколько стоит фестиваль российского художественного кино в Выборге. Сколько туда стоит билет из Москвы (а участники поедут из Москвы и Питера — больше нигде у нас игровое кино не делается), сколько стоит аренда двух, кажется, кинозалов, сколько — гостиница для гостей-участ-ников, во что обойдется приезд журналистов… И выведется впечатляющая цифра, втрое меньшая, чем провозглашенная госсубсидия.

Но фестиваль в Выборге и фестиваль в Екатеринбурге — фестивали с историей, худо-бедно доказавшие свое право на существование и, следовательно, получение кусочка госбюджета. Хитом же списка является, безусловно, фестиваль российских кинодебютов «Движение» в Омске, получивший — приз в студию! — 20 млн рублей. Этот фестиваль прошел впервые. У него нет истории, и ничем свое качество на момент вручения ценного приза от Минкульта он не доказал. Так чем руководствовался Минкульт, проявляя щедрость? (Это я спрашиваю как заслуженный «двухмиллионник» — «Артдокфест» проходит 6 лет и показывает 120 фильмов, а тут в первый раз и на показ немногим больше 50 фильмов — 20 миллионов.)

Эти 2 млн — сакральная для Минкульта цифра. Любая Неделя российского кино (а таких инициатив у нас с десяток — есть недели не то что в Греции, Баден-Бадене и Австралии, а даже и в Тунисе) финансируется именно так — от полутора до двух млн рублей. Показывают пяток фильмов с DVD в местном ДК, поближе к курортным зонам, — и вот вам Неделя российского кино. Затраты миллионов.

Те же 2 млн рублей выделены и продюсеру фильма «Отдать концы» на продвижение картины юного режиссера в Каннах. Не вполне понятно, насколько щедрое продвижение необходимо фильму, который показывается в параллельном каннском конкурсе. Гостиница? Билеты-буклеты? Вечеринка? При этом совсем нет денег на вечеринки у журнала «Искусство кино», нашего базового, серьезного киноиздания: при его годовом бюджете в 15 млн Минкульт выделяет ему примерно те же сакральные 2 млн. Почувствуйте разницу: каннский праздник и год издания толстого журнала. А как почувствуете, обратимся от эмоций к рацио.

Итак, чем же руководствуется щедрый к омскому фестивалю «Движение» Минкульт? Одна из версий: президентом этого фестиваля стал Артем Михалков. Мне лично не совсем ясно, в чем заслуги данного Михалкова. Но я отчетливо представляю, кто такой другой Михалков.

Кстати, на церемонию вручения национальной премии в области кинематографии «Золотой орел», подведомственной этому другому Михалкову, Минкульт выделил 10 млн рублей. А вот на вручение столь же национальной, но ему не подведомственной премии «Ника», — всего 3 млн… Так давайте назовем вещи своими именами: в виде госсубсидий на фестивали и премии мы платим династии Михалковых налог. (Это даже и не очень страшно: я совсем не уверена, что страна наша, любящая строгую феодальную иерархию, будет так уж против специального налога в пользу клана Михалковых.)

Пример с «Золотым орлом» и «Никой» — один из целого ряда вызывающих острое недоумение. И «замыленная» тарификация, и отстранение экспертных советов от реальных решений говорят об одном — о желании Минкульта решать судьбы творческих форумов самостоятельно — за закрытыми дверями, под ковром и без оглашения правил.

Между прочим, я не могу поручиться даже за приведенные тут суммы — единственный источник официальной информации, сайт Министерства культуры, будто специально создан для подковерных действий. Никакими поисковыми ухищрениями мне не удалось там найти какие-либо утвержденные данные финансового характера. Можно узнать об объявленных тендерах — там стоят суммы, на которые гипотетически претендуют фестивали. И отдельно можно посмотреть на протоколы решений экспертных советов — но там нет сумм. Где-то, наверное, есть «сведёнка», но, подозреваю, она скрывается одним из сотни заголовков в разделе «Конкурсы». Например, таким: «Открытый конкурс № 0173100007713000635».

Надеюсь, хоть в случае с № 0173100007713000635 действительно проводится открытый конкурс.

Виктория Белопольская,
программный директор
фестиваля «Артдокфест»




Комментарий
По каким принципам финансировать фестивали?
Сергей СЕЛЬЯНОВ, продюсер:

— У меня нет экспертного мнения, я не занимался организацией фестивалей. Но если руководствоваться здравым смыслом, есть индустриальные фестивали и региональные. Первые являются смотром какой-то части индустрии. При индустриальном форуме должны быть рынки, «панели», площадка для копродукции, максимальное число различных ветвей для промоушена. Для индустрии каннский рынок важнее самого «смотра» — в разы.

А региональные фестивали, по моему мнению, существуют в первую очередь для зрителей. Предполагается материальное участие местных властей, деятельность волонтеров, энтузиастов. Ведь кинофорум — некий якорь для места. Те же Канны — маленький приморский городок, превратившийся в мировую столицу кино. В России Сочи стал центром кино. (Это распространенная практика, когда фестивалем обживается курорт, не в сезон.)

На мой взгляд, следует относиться индивидуально к каждому проекту, учитывая, что за история за ним стоит, а главное, кто лидер, продюсер. Даже вызывающий дискуссию проект сильного продюсера имеет, на мой взгляд, больше шансов на будущее… Кто уже делал сильные фестивали, конечно, должен иметь преимущества. Надо посмотреть также: «про что этот фестиваль?». Предположим, кто-то придумал смотр детского кино. Как фестиваль будет наполняться? Для детей он или для индустрии игрушек? Каково целеполагание? Будет ли какой-то короткий результат? Есть ли спрос? Целевая аудитория? Это общественный или коммерческий проект? Есть ли активная позиция местной власти?

Если же ничего этого нет, есть только желание «освоить бюджет»…

Необходимы некие критерии, экспертная оценка, ротация фестивалей.

Когда-то критики определяли рейтинг фестивалей в журнале «Кинопроцесс». Это не единственный критерий, но для арт-фестивалей существенный. Но главное — даже не программа… А люди. Нужен ли им фестиваль?

Если через три года залы полны, в городе киносмотр стал событием — это большой плюс. Если в зале три человека, а приехала куча кинематографистов…

Мне кажется, необходимо каждые три года проводить открытую переаттестацию фестивалей.



P.S. От редакции:

Мы обратились за комментарием в Министерство культуры. Но получили ответ, что работа над созданием четкой системы тарификации фестивалей еще не завершена. Она продолжается. И критерии отбора «главных фестивалей» еще формируются. Что же касается Недель российского кино — часть из них прописана в правительственных соглашениях как «обменные мероприятия». Приоритетными являются «смотры» на территории стран бывшего СНГ, в странах с сильной русскоговорящей диаспорой, а также государствах с сильной кинематографией, таких как Польша, Великобритания, Китай, Индия. И последнее: решение экспертного совета, действительно, носит лишь рекомендательный характер, окончательный вердикт за исполнительной властью. То есть за Минкультом.


Андрей Плахов в "Коммерсанте"


Культурная политика
"Лето на грани нервного срыва"

В международном фестивальном календаре лето считается каникулярным сезоном. В России, наоборот, июнь — самый разгар фестивальной активности. "Кинотавр", "Зеркало" и ММКФ мчатся без передыха один за другим, повергая киносообщество в стресс и доводя до грани нервного срыва.

Интернет лихорадит дискуссиями, для которых поводом готов послужить любой частный факт. Журналиста поселили в плохой гостинице, кого-то из гостей не пустили в VIP-шатер на пляже, пришлось отстоять очередь на аккредитацию. Вот ужас! Фейсбук наполнен народным гневом: не уважают, зарвались, фестивальные боссы бесстыдно пилят бюджет. А те кураторы, что формируют им программы,— адвокаты дьявола, они своими именами, неужели не видите, легитимизируют коррупционеров.

Из всего этого кипежа могу выделить только один серьезный прецедент, достойный общественного осуждения, но о нем как раз в сети практически не говорится. До сих пор не выплачены гонорары переводчикам, обеспечившим успешную работу одного из наших фестивалей, со дня окончания которого прошло уже несколько месяцев. Не называю его пока что только потому, что он имеет доброе имя, и я надеюсь на скорое решение вопроса, который тормозится якобы из-за сложностей механизма перечисления денег от одних организаторов фестиваля к другим. Но эти сложности никого не интересуют. Если унижается человеческое достоинство и профессиональная работа не оплачивается, никакая культура не стоит этих жертв.

С трудом представляю подобные коллизии на любом западном фестивале. С оплатой труда там, насколько мне известно, все в порядке. Что касается требовательных журналистов, не нравится — не приезжай. Или сам снимай отель, отвечающий твоим амбициям. В Канне полно шатров, куда нас никто не зовет, да мы и не рвемся. Очередь — да, она могла бы идти попроворнее, но, в конце концов, у нас же должны сохраниться хоть какие-то исконно российские традиции.

Распил бюджета — тоже одна из них. Поскольку доказательств у пишущих нет, их приговоры тем более суровы и не подлежат обжалованию. Никакие аргументы и смягчающие обстоятельства не принимаются. Нет, не верим: сказать, что на фестивале в городе С. не пилят бюджет,— это все равно что "негр загорает". Стоило продюсеру одного из фестивалей обмолвиться о минимуме реальной сметы, как его тут же принялись корить ужасной цифрой, словно эта сумма получена в подарок от государства, в то время как его взнос втрое меньше, а остальные две трети фестиваль ищет и находит сам, у приватных спонсоров.

Цифры вообще коварная вещь и нередко лишь затуманивают картину. Как заметил на открытии ММКФ Павел Лунгин, не следует сравнивать слона с колибри. Между тем всегда есть соблазн ощутить себя большим животным, чем ты являешься, а конкурента — меньшим. Именно этими чувствами разрастающегося величия преисполнены некоторые отборщики наших кинофестивалей, открывшие в себе дар и завидный темперамент лоббиста, а также острейшее зрение, позволяющее увидеть соринку в глазу соперника. Градус их недоброжелательности к коллегам зашкаливает, а, как известно, с людьми, ослепленными злобой, можно делать что угодно — веревки вить.

Моей личной соринкой оказалось возвращение в команду ММКФ, что, как выяснилось, приравнивается блюстителями идеологической чистоты к сотрудничеству со злейшими врагами человечества. Жаль, что раньше не предупредили. На Московском фестивале я начал работать еще до возникновения ИД "Коммерсантъ", и в поисковой системе сайта газеты легко найти с дюжину моих статей о драматических проблемах ММКФ. И сегодня вижу на нем множество нерешенных проблем, о которых уже надоело писать, но можно попробовать кое-что улучшить на практике. Никогда не идеализировал этот фестиваль, но и в существующем виде он дает одну из самых больших в Москве площадок для того, чтобы смотреть кино и общаться. Кстати, вернувшись через три года, я обнаружил, что публика как-то цивилизовалась, меньше болтает по мобильникам и охотнее обсуждает фильмы. Именно публика, а не профессиональная среда, качество которой как раз таки заметно упало. Или она в полном составе телепортировалась в виртуальный мир?

Летняя вспышка нервозности имеет еще одну причину — возникновение экспертного фестивального совета, недавно созданного при Министерстве культуры в порядке диалога с общественностью. Идея сама по себе благая, только входящие в совет эксперты не с Луны свалились, почти все они являются фестивальными директорами или кураторами. Не то чтобы кто-то откровенно лоббировал свой фестиваль, но пока не удалось вывести убедительных критериев господдержки. Разработанный Киносоюзом на основе профессионального опроса фестивальный рейтинг всего лишь "принят к сведению" Минкультом, то есть положен в долгий ящик. Главное же, голос у экспертов сугубо рекомендательный и на суммы субсидий влиять никак не может. Но тогда вообще зачем нужны эти пешки?

И вот возникает первый камень преткновения — фестиваль молодого кино в Омске "Движение". Разумеется, совет в принципе поддержал новое начинание: разве мы против пропаганды молодого российского кинематографа в сибирском регионе? Но когда еще не существующий фестиваль получает, вопреки экспертным мнениям, субсидию в 20 млн руб. от Минкульта, тут действительно хромает здравый смысл (сколько фестивалю выделили из местного бюджета, не обсуждаем: это их территория).

Фестивальное движение разрастается, а базовые проблемы не решаются. Который год идет разговор о строительстве в Москве нового фестивального дворца — а воз и ныне там. Позавчера я провел пресс-конференцию с 81-летним Джорджем Слейзером. Один из лучших режиссеров Голландии, которому еще несколько лет назад поставили диагноз "аневризма" и прогноз умереть через полгода, успел выкрасть 700 кг материала своего фильма "Темная кровь", пролежавшего 20 лет в сейфе страховой компании (которая в конце концов решила его уничтожить!). Фильм был остановлен за одиннадцать дней до конца съемок из-за гибели актера Ривера Феникса, кумира "поколения Х". Слейзер собрал деньги методом краудсорсинга, восстановил картину, заполнил лакуны дикторским текстом и фотопробами и объездил с "Темной кровью" половину фестивалей мира — от Берлина до Сан-Паулу, от Торонто до Стамбула. Всюду — в инвалидном кресле. И только в Москве понял, почем фунт лиха. Переводчики (все те же переводчики!) поднимали его по крутым ступеням пресс-центра на Поварской и потом на сцену. Пандусы для инвалидов у нас не предусмотрены: нам не до меньшинств, дай бог справиться с большинством.


Константин Шавловский в "Газета.ру"
"Двери могут закрыться"
о напрасной критике общественной экспертизы Минкульта

Более 20 лет система государственного финансирования российских кинофестивалей была абсолютно закрытой. В этом году Министерство культуры привлекло к этому отбору экспертов и немедленно подверглось критической атаке. Роль общественных советов действительно нельзя назвать решающей, но они дают возможность хоть как-то повлиять на поддержку действительно важных проектов.

На страницах «Новой газеты» программный директор фестиваля «Артдокфест» Виктория Белопольская опубликовала
большой текст, посвященный фестивальной политике Министерства культуры. В статье намечен ряд важных проблемных зон, в которые обычно попадают все, кто пытается каким-либо образом структурировать расползающееся пространство российской жизни (в данном случае речь о принципах распределения денег на кинофестивали). Но, как это часто и бывает, виноватым в заведенном порядке вещей почему-то назначаются именно те, кто пытается как-то его изменить. Как один из членов Кинофестивального совета Минкульта, считаю важным прокомментировать некоторые тезисы этого выступления.

Информационным поводом для статьи стал открывшийся в конце прошлой недели Московский кинофестиваль, которому в этом году традиционно выделено бюджетных денег больше, чем всем остальным фестивалям в стране (240 млн рублей на два года вперед). В тексте вскользь упоминается о том, что принципы выделения бюджетных средств на фестивали никогда не были определенными, в результате одни фестивали получали «подарки» в виде крупных субсидий, а другие, уважаемые и заслуженные, либо не получали ничего, либо их финансирование носило весьма скромный характер. Никаких критериев, никакой тарификации. И далее подробно описывается попытка нынешнего министерства установить правила для финансирования фестивального движения в России, которой дается однозначная негативная оценка.

В этом году с приходом новой команды в Минкульт впервые был создан Кинофестивальный совет. В его задачи входило определить основные принципы федеральной поддержки кинофестивалей. А в его состав вошли представители кинообщественности, в том числе самые авторитетные деятели фестивального движения достаточно широкого спектра — от «Кинотавра» (Ситора Алиева) и ММКФ (Андрей Плахов, Петр Шепотинник) до фестиваля документального кино «Артдокфест» (Виталий Манский) и даже хулиганского фестиваля короткометражек в городе Канске (Надежда Бакурадзе). Мы собирались несколько раз, причем

с самого начала представители министерства уточнили, что наша экспертиза, во-первых, носит рекомендательный характер, а во-вторых, конкретные суммы, выделяемые на поддержку, не входят в компетенцию совета. В результате мы рекомендовали поддержать ряд фестивалей, которые вряд ли прошли бы внутреннюю экспертизу министерства — просто из-за отсутствия компетенции.

В частности, впервые были выделены деньги московскому фестивалю документального кино о музыке Beat Film Festival, пермскому фестивалю документального кино «Флаэртиана», питерскому фестивалю короткого метра Open Cinema, фестивалю дебютного кино в Вологде VOICES. Причем распределение денег не завершено, еще будут объявлены конкурсы, и тогда мы узнаем, получит ли «Артдокфест» те же 2 млн рублей, за который вполне обоснованно, только несколько преждевременно переживает автор статьи в «Новой».

На фестивальной карте России присутствует великое множество мероприятий (на данный момент около 150, по подсчетам журнала «Сеанс»). Причем среди них попадаются и весьма экзотические — например, существующий в основном в отчетной документации Красногорский спортивный кинофестиваль, президентом которого является Ирина Роднина, или Международный фестиваль детективных фильмов и телепрограмм правоохранительной тематики Detective Fest, которому, по слухам, благоволят силовые ведомства. Эти смотры много лет получают частичное финансирование из государственного бюджета, и в одночасье нарушить эту «добрую традицию» не всегда возможно. Это не всегда под силу не только экспертному совету, чей голос по закону совещательный, но даже и министру. Хотя, безусловно, оценка качества программ и количества зрителей этих фестивалей на страницах федеральных изданий сильно помогла бы Министерству культуры принять соответствующие решения. Но, увы, автора статьи в «Новой» волнует только собственная концепция, в основу которой заложена обида за свой фестиваль, а все цифры и факты нужны ей, похоже, только в подтверждение этой концепции.

По мнению г-жи Белопольской, Кинофестивальный совет является «либеральной ширмой», которой прикрывается министерство, чтобы привычно распределить госденьги по неким коррупционным схемам («за закрытыми дверями, под ковром и без оглашения правил»). Жаль только, автор не ставит вопроса о том, зачем правительству в год принятия законов о запрете иностранного усыновления, об иностранных агентах, о пропаганде «нетрадиционных сексуальных отношений» понадобилась установка этой ширмы, да еще там, где ее никогда не стояло, а ее отсутствия много лет никто демонстративно не замечал.

За годы работы тишайшего министра Авдеева не было ни одной разоблачительной публикации по поводу того же Красногорского фестиваля. Никто не возмущался тем, что финансирование профильных журналов («Искусство кино», «Сеанс», «Киноведческие записки», «Кинопроцесс») достигло при его руководстве рекордно низкой цифры, а индустрия ни на шаг не продвинулась в переговорах с правительством по единому билету и антипиратскому закону.

Видимо, все дело в том, что Александр Алексеевич Авдеев со своим интеллигентным видом и дипломатическим бэкграундом был «условно-своим», он был «переброшен» на российский культурный фронт прямиком из Парижа, и за это мы готовы были прощать ему политическую слабость как министра. А писатель Владимир Ростиславович Мединский пришел в Минкульт, что называется, «по партийной линии», из политсовета «Единой России», и поэтому ругать его и его ведомство приятно и весело.

То есть если, как и призывает нас всех автор статьи в «Новой», называть вещи своими именами, то речь идет о двойных стандартах.

Признаюсь, я и сам не являюсь поклонником министра Мединского, мне категорически не нравится его базовая идея подмены понятия «государственная поддержка» на «государственный заказ», которая емко сформулирована в народной присказке «кто платит, тот и заказывает музыку». Против этой идеологемы, применяемой к государственной культурной политике, нужно бороться не жалея сил, используя все возможные медийные и человеческие ресурсы. Но сводить всю деятельность министерства к личности министра и его отдельным инициативам, мягко говоря, неверно. И то обстоятельство, что два десятилетия распределение государственных денег в Министерстве культуры действительно производилось за закрытыми дверями и никто не подавал признаков возмущения, а как только министерство начало внедрять процедуру общественной экспертизы, оно подверглось яростной критической атаке, вызывает просто недоумение.

Ничто не мешает этим дверям снова закрыться в любой момент, и возможностей как-то повлиять на ситуацию с господдержкой действительно важных проектов у общества будет намного меньше.

Да, возможно, в существующей конфигурации убрать с фестивальной карты фестиваль правоохранительных органов, а его организаторов — из кабинетов начальства удастся далеко не сразу (если удастся вообще). Но если наша экспертиза поможет частично направить деньги налогоплательщиков на какое-то количество по-настоящему содержательных проектов, это будет небольшой, но победой. Без этого инерция новейшего государственного тренда перенаправит ресурс с поддержки Beat Film Festival, «Флаэртианы» и, возможно, «Артдокфеста» на еще несколько фестивалей православного кино, оставив нам всем возможность писать язвительные комментарии на пока еще не закрытых медиаплощадках.

Автор — редакционный директор журнала «Сеанс»

Виталий Манский в "Газета.ру"
"Государство предпочитает блондинов"
о том, что главный недостаток господдержки кинофестивалей — ее произвольность

Министерство культуры вольно распределять государственные деньги среди кинофестивалей так, как считает нужным, даже если его позиция расходится с экспертной оценкой. Но господдержка будет работать только в том случае, если у нее есть ясные правила. Фестивальному движению необходимо понимать, кто и почему может рассчитывать на финансирование.

Недавно вышла критическая статья программного директора «Артдокфеста» Виктории Белопольской на тему фестивальной политики Минкульта. Со статьей Белопольской, в свою очередь, полемизирует Константин Шавловский, редакционный директор «Сеанса». Он считает, что несмотря на то, что роль кинофестивального совета нельзя назвать решающей, он дает возможность поддержать хоть какие-то важные с точки зрения культуры проекты. Обе статьи затронули, как оказалось, не узкопрофессиональный вопрос, а более общую проблему:

насколько государство в принятии каких-либо решений ориентируется на профессиональную экспертизу? В свете заявлений президента о необходимости диалога между чиновниками и экспертами, на фоне работы «открытого правительства» эта проблема приобретает все более широкое звучание.

О проблеме российского фестивального движения как важнейшего инструмента продвижения отечественного кино к зрителю и жизненно важной для любой отрасли лаборатории, вырабатывающей перспективы развития, говорили давно. Этот вопрос был поставлен еще при «либеральном» министре Авдееве, которого, по утверждению Шавловского, «жалели» кинематографисты. Но, так или иначе, именно тогда был создан совет по кино, в который паритетно входили представители Союза кинематографистов, Киносоюза и «беспартийные» кинематографисты. Именно этот совет создал фестивальную комиссию, принявшую в результате многоступенчатого обсуждения решение предложить министерству ввести классификацию для всех российских киномероприятий, называющих себя фестивалями, и оказывать им государственную финансовую поддержку в соответствии с этой классификацией. Экспертами была разработана и предложена четкая, лишенная вкусовых и субъективных факторов система оценки, определяющих класс фестиваля.

Баллы должны были выставляться: за возраст фестиваля, количество показанных на нем фильмов, за количество российских премьер, количество экранов и сеансов, количество приглашенных фестивалем гостей, количество зрителей, количество проданных билетов, наличие трансляции открытия/закрытия, за количество публикаций о фестивале в СМИ. По каждой позиции присваивалось от одного до семи баллов. В соответствии с набранной суммой баллов все фестивали приобретали определенный класс, от фестиваля третьей категории до фестиваля высшей категории.

Это решение было одобрено профессионалами и советом по кино, потом уже обрело форму приказа министра. Актуальность идеи и приказа подтвердил и пришедший в результате смены правительства новый министр Владимир Мединский. В одном из своих первых выступлений он прямо говорит о необходимости скорейшего введения классификации российских фестивалей, о чем и напоминает в своей статье Белопольская. Но, по факту, вопрос о классификации лег под сукно. А созданный заново Совет по фестивальной политике получил лишь право бессистемно одобрять или не одобрять конкретные фестивали, претендующие на государственную поддержку. Именно в результате этого ограничения профессиональной экспертизы и были приняты министерством решения, которые не назовешь иначе как одиозными. Таково, например, всколыхнувшее кинообщественность решение о выделении 20 млн рублей «коту в мешке» — не прошедшему до того ни разу даже в пилотном режиме фестивалю «Движение» в Омске.

Следует уточнить, что для принятия такого решения впервые была проведена открытая защита фестивальными дирекциями своих проектов. На так называемый питчинг были отправлены фестивали, не получившие поддержку на первых этапах обсуждения фестивальным советом. Иными словами, аутсайдеры. Эти не прошедшие, в том числе по причине неубедительных первичных презентаций, кандидаты на питчинге претендовали на получение от Министерства культуры, как правило, символических сумм в 200, 300 тысяч рублей. Реже — один-два миллиона. Именно там был представлен Омский фестиваль, и именно там членам экспертного совета было четко сказано: ваше дело сказать Омску «да» или «нет», а министерское дело решать, сколько этому фестивалю выделять денег. Обратим внимание, что Министерство культуры при этом никак не аргументирует свой выбор того или иного события и никак не объясняет, почему приказ о классификации фестивалей не выполняется.

Мы, конечно, взрослые люди и понимаем, что если у Омского фестиваля президент тоже носит фамилию Михалков, то уже это должно многое объяснять (речь идет о сыне Никиты Сергеевича, Артеме). Но даже в этом случае чиновнику необходимо потрудиться хотя бы как-то аргументировать свое решение и подвести под легитимную платформу. Иначе это напоминает беспредел.

К слову сказать, я пишу эти строки, находясь на фестивале класса А в Карловых Варах. Фестиваль в Чехии некогда был сиамским близнецом ММКФ и проводился год через год с Москвой. Уже много лет бывшие близнецы живут отдельно и проходят ежегодно. Поэтому они очень удобны для сравнения. Точнее сказать, никакого сравнения ММКФ не выдерживает. Это как сравнивать автомобиль «Шкода» и продукцию «АвтоВАЗа». Но только представьте, что вы обязаны за свои кровные купить отечественную «Ладу», которая стоит в несколько раз дороже чешской «Шкоды».

Я полюбопытствовал у директора Карловых Вар, и выяснилось, что они получают от министерства культуры Чехии 1 миллион евро. В десятки раз более скромный по всем показателям ММКФ только от российского Минкульта получает более 3 миллионов евро. За такие деньги, наверное, российский кинематограф мог бы надеяться хотя бы на парочку нерекламных публикаций в профессиональных изданиях за пределами России. Кто-то встречал такие публикации?

Режиссеры при выборе фестиваля для премьеры отдают предпочтение не то что Карловым Варам, но и довольно скромным фестивалям, не имеющим пресловутый класс А, Загребу или Висбадену. Интересно, значит ли это все, что государство переплачивает только потому, что президентом ММКФ является дорогой во всех смыслах Никита Сергеевич Михалков?

Также не могу обойти вниманием утверждение Шавловского о личной заинтересованности автора статьи в «Новой газете». Да, статья подписана Белопольской как программным директором фестиваля «Артдокфест». Сделано это для того, чтобы «открыть карты» и обозначить ее глубокое и, да, личное понимание проблемы. Потому что, если бы система классификации все-таки была введена, «Артдокфест» совершенно очевидно стал бы фестивалем высшей категории и смог бы жить полноценно. Имеет смысл ознакомиться с рейтингом отечественных фестивалей и премий за 2012 год, составленным Союзом кинематографистов, в котором «Артдокфест», к слову, занимает вторую позицию после «Кинотавра». Сейчас мы получаем от государства сумму, равную выделяемой тем же министерством на поддержку одного фильма на одном международном фестивале. В результате чего каждый «Артдокфест» становится для нас схваткой за выживание. Можно закрыть глаза на то, что никто из дирекции все годы существования фестиваля не получает зарплаты, но сложнее закрывать глаза на наше персональное спонсорство фестиваля, когда даже процесс отбора картин на зарубежных фестивалях происходит практически за наш личный счет. И уж совсем непросто мне забыть, что лучшие документалисты мира — а некоторые из них приезжают в Россию впервые — вынуждены жить по несколько человек в комнате в самых дешевых хостелах. Притом что мы вынуждены отказывать в приезде на фестиваль участникам всех программ, кроме конкурсной, не говоря уже о прессе и коллегах по индустрии. В конце концов, я сам каждый год работаю на «Артдокфесте» не только его президентом, но еще грузчиком и курьером. Нужно сказать, что, хотя до открытия фестиваля осталось всего пять месяцев, цифра, касающаяся его финансовой поддержки, еще неизвестна.

Все эти унизительные нелепости, которым нет конца, напрямую продиктованы объемом финансовой помощи, которую оказывает государство. Поэтому мы лично и профессиональное сообщество в целом вправе задать этот вопрос: почему государство направляет значительные средства на мероприятия, которые практически являются мертвыми душами в отечественном фестивальном движении? Или почему оно поддерживает «котов в мешке», закрывая глаза на доказавшие свой статус фестивали с историей?

При этом речь не идет о столь популярных ныне вопросах, как распил, откаты и прочее. Вопрос исключительно об открытых, внятных правилах получения государственной поддержки.

Пусть, в конце концов, Минкультуры объявит, что поддерживать будет только фестивали, на которых показываются фильмы режиссеров, состоящих в партии «Единая России», или в партии брошенных жен, или в блоке блондинов. Чтобы брюнеты, так сказать, напрасно не суетились.

Автор — кинорежиссер, президент фестиваля «Артдокфест», заместитель председателя Киносоюза.

Вячеслав Шмыров:
Рейтинг кинофестивалей, проводимых в России, в течение более десятка лет организует журнал "Кинопроцесс". Сегодня нашлись и другие желающие. Например, Киносоюз опросил своих членов. Хотя почему именно кинематографисты, а не зрители должны быть "заказчиками" фестивалей, мне не очень понятно. Но мнение киносоюзовцев, преимущественно поддержавших проекты своих руководителей, по-своему интересны.
По заказу Министерства культуры действовала компания Олега Иванова. Результаты их работы (хоть и с полугодичным отставанием) опубликовала на днях газета "СК-Новости". Увы, с не очень внятным комментарием, совсем не раскрывающим методику опроса. Ну, например - зрители (скажу, что мне, понятное дело, ближе): "Кинотавр" - 10 баллов, "Московская премьера" - 5,4 балла. Интересно: из чего это следует, особенно, если иметь ввиду, что главный и действительно достойный во многих отношениях фестиваль в Сочи проводится прежде всего в интересах кинематографистов? Или "кино на площади" собирает в два раза больше зрителей, чем залы "Московской премьеры", чей традиционный охват 30 - 40 тысяч человек?
Я - лицо, разумеется, заинтересованное. Да и совершенных рейтингов, наверное, не бывает (включая рейтинг журнала "Кинопроцесс"). Только почему-то получается: чем больше ясности в какой-то вопрос мы вносим, тем больше этот вопрос запутываем. Вот Виктория Белопольская написала интересную, хотя и не бесспорную статью в "Новой газете", критично оценивающую "новую фестивальную политику" министерства. Ей уже с обидой ответили некоторые члены кинофестивальной комиссии. Которые, видимо, так полюбили свою новую работу, что не постеснялись написать: "Более 20 лет система государственного финансирования российских кинофестивалей была абсолютно закрытой".
Ай-яй-яй, господа молодые "сеансовцы", ведь еще совсем недавно вы сидели на коленях у Александра Алексеевича Голутвы, который кормил вас с ложечки. Что же про "абсолютно закрытую" систему ничего не спросили? Или "глаза открылись" только с приходом нового министра?
Я, кстати сказать, ничего не имею против пересмотров приоритетов прошлого. И фестивальная комиссия, в которую вошли, например, Андрей Плахов, Ситора Алиева и Алексей Медведев, вызывает у меня в целом уважение. Только вот, хотя бы и с полугодичным опозданием, хотелось бы ознакомиться с результатами ее работы. А то больно "открытая" какая-то система получается. И остается только строить предположения. Например, что работа кинофестивальной комиссии - это всего лишь шестая строчка в рейтинге Олега Иванова (под названием "качество фестиваля"). Но главный вопрос к этой комиссии даже не в этом. Он такой: а вы, коллеги дорогие, в состоянии сегодня соотнести сделанные вами выводы с реальным распределением денег на фестивальную жизнь? Или и вам "ширма" мешает?

Полемика Белопольская - Шавловский в ФБ:


В нашу уютную полемику по фестивалям включился Vitaliy Manski. Вот здесь: http://www.gazeta.ru/comments/2013/07/05_a_5413309.shtml Я, конечно, много что могу ответить. Но в первую очередь должен сказать, что я очень уважаю фестиваль "Артдокфест" и считаю его важнейшей институцией, которую должно, безусловно, поддерживать государство. И критерии и проч. - все правда, все должно стать "более лучше". Но вот мне как было непонятно, так и остается, почему камнем преткновения стал фестиваль в Омске, который действительно прошел, и не на бумаге. Почему ни Виталий, ни Вика не возмущаются многолетним проведением фестиваля правоохранительных органов в Москве на деньги Минкульта, например (кстати, деньги Омску - это еще и деньги на развитие региона, а вот зачем в Москве и Красногорске "серые" фестивали - вопрос)? Мой ответ: потому что, во-первых, на Михалкова "ехать" - это железобетонный аргумент, при этом совершенно безопасный, а тут - мало ли какую беду накликать можно, а во-вторых - некоторое количество "непотопляемых" "серых" фестивалей рушат стройную концепцию, согласно которой все стало плохо именно сегодня, а не всегда было, и мы почему-то молчали. И, наконец, Виталий в качестве аргумента приводит рейтинг "Киносоюза" (в который, если что, я вхожу с первого дня его основания). И в этом рейтинге, например, четвертую строку занимает премия Киносоюза "Элем", при всем уважении, не ставшая еще столь значимой премией для российского кинопроцесса. Зато отсутствует "Окно в Европу" - фестиваль №2 после "Кинотавра" для российского кино (можно ругать его как угодно, но если посмотреть список призеров за последние несколько лет - то станет очевидно, что это важный фест, + им руководят прокатчики, которые для продвижения победивших фильмов делают определенные преференции). В общем, критерии, безусловно, нужны, вопрос в том, кто и как их будет определять. Можете побить меня камнями, но по мне лучше договариваться с вменяемыми чиновниками в кабинетах, главной задачей которых всегда была раздача сестрам по серьгам, чтобы минимизировать конфликтные ситуации внутри культурной среды, чем тебя будут официально отбраковывать по статье "православная составляющая". А в нынешних реалиях - шутка про блодинов может перестать быть шуткой. Извините, но у меня все.
ЛИДЕРЫ: «КИНОТАВР», «АРТДОКФЕСТ», «БЕЛЫЙ СЛОН» – «Киносоюз»
www.kinosoyuz.com
Киносоюз: ЛИДЕРЫ: «КИНОТАВР», «АРТДОКФЕСТ», «БЕЛЫЙ СЛОН»
Нравится · · Отменить подписку · Поделиться · Скрыть из Хроники

   Андрей Плахов, Elena Lapina, слава шмыров и 10 другим это нравится.
   Виталий Манский Костя, я не говорю что было хорошо, а стало плохо. Но естественно когда пришли в руководство департамента люди понимающие суть вопроса, ожидались более оперативные и адекватные действия. И я не наезжаю на Омск в плане его организации и программирования...Еще
   16 ч. назад · Нравится
   Константин Шавловский Виталий, так я не и спорю с основным и с главным - АРТДОКУ нужно поднять финансирование. И постепенно вести разумный диалог с властью, что давайте мы вам поможем "серых" вытеснить. Мединскому, условно говоря, Красногорский спортивный фестиваль нужен не...Еще
   16 ч. назад · Нравится · 2
   Виталий Манский Знаешь лучше пусть не дадут вообще. Будет хотя бы понятно. А когда дают 2 млн рублей, это просто оскорбительно.
   16 ч. назад · Нравится · 3
   Виктория Каськова Согласна с Виталием: если принимать эти правила и молчать, то это унизительно.
   15 ч. назад · Нравится · 1
   Виктория Белопольская Костя, мне теперь кажется, что Вы мою текстушку не читали: 1. там есть про Красногорск и очень внятно. 2. там есть про то, что было беспросветно, но с выступлением Мединского появился просвет, который тут же и был затуманен чиновниками, заинтересованны...Еще
   4 ч. назад · Отредактировано · Нравится · 1
   Константин Шавловский Вика, отвечаю по пунткам. 1. Читал. 2. Красногорску в Вашем тексте уделено одно предложение - против трех абзацев, посвященных Омску. Не мне Вам объяснять, что в текстах есть акценты, и Красногорск именно что упоминается (а Detective Fest и вовсе нет), причем через запятую с 360 градусов и Выборгом - фестивалями на самом деле существующими, достойными и "доказавшими". И такое упоминание, увы, не заставит Бородачева и Роднину в страхе отказаться от денег Минкульта. Не уверен, что серьезное расследование изменило бы ситуацию кардинально - но, возможно, коллективные усилия с нашей стороны заставили бы их понервничать. 3. Не могу согласиться с Вами - сейчас имею отношение к фестивалю, который делают Леша Агранович и Леша Медведев на Сахалине, этот фестиваль не берет ни копейки денег у Микульта, финансирование местное - и это, безусловно, вклад в развитие региона. Фейсбук не позволяет всерьез объяснить, как подобные региональные проекты связаны с экономикой региона и на нее влияют, поэтому просто ограничусь констатацией: 20 млн из федеральногобюджета ушли в Омск, а не наоборот. 4. "Фестивальное православие" - это когда критерии, которых столь настойчиво требуете Вы и Виталий, определяют не те эксперты, котрорые сейчас входят в совет, а, например, другие эксперты. Вот Виталий пишет про рейтинг Киносоюза. А если бы такой рейтинг составлял Клим Лаврентьев, там бы номером 1 шел бы ММКФ, вместо Ники был бы Золотой орел - и никакого Артдокфеста. И Климов у нас в сообществе предостаточно, причем с титулами заслуженный и народный. У них вечный гостиннодворский кворум. 5. Мне кажется контрпродуктивным бороться против того, чтобы каким-то фестивалям выделяли деньги (кроме тех, что проходят на бумаге). Особенно внутри узкопрофессионального сообщества. Ничего, кроме наживания врагов из этого не выйдет. Бороться надо за. Также я думаю, что непродуктивна позиция - мы доказали, что мы крутые, и теперь вы нам должны. Она мне очень по-человеческим понятна, но так в стране у нас, к сожалению, ничего не работает. 6. Вика, давайте, пожалуйста, закончим эту дискуссию - мне не очень приятно отвечать Вам после Ваших оскорбительных замечаний в мой адрес, которые Вы отпускаете в своем фейсбуке.

Рейтинг Союза кинематографистов Михалкова не заставил себя ждать:
Рейтинг кинофестивалей, проведенных на территории Российской Федерации в 2012 г.

160MRClogo

Составлен компанией Romir Movie Research
в интересах Министерства культуры Российской Федерации

Декабрь, 2012, Москва







Пояснения к таблице 1

Рейтинг – порядковый номер в соответствии со значениями индекса кинофестиваля.

Индекс (Film FestIndex) – сводный количественный показатель, вычисляемый на основе шести индикаторов по следующей формуле:

Индекс FFI = Стаж Н * 20 + Бюджет Н * 20 + Зрители Н * 20 + Пресса Н * 10 + Yandex Н * 10 + Качество Н * 20

Индикаторы определены на основе исходных данных, которые содержатся в таблице 2. Нормирование данных проведено по следующей формуле:

Нормированный показатель = (Ненормированный показатель - Минимум) / (Максимум - Минимум)

Корректировки данных

В случае, если данные образовывали статистические выбросы (существенные отклонения от общего распределения данных), они корректировались составителем рейтинга (см. приложение).

Перечень корректировок списка фестивалей (к сожалению скопировать не удается, следует пройти по ссылке)

http://www.unikino.ru/move-research/item/3621-%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B3-%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BD%D0%B0-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-2012-%D0%B3.html

Рейтинг фестивалей опубликован в газете «СК-новости» № 6 (308) от 17.06.2013


 

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email