Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Электропроводку уже починили!

опубликовал | 14 марта 2012

модератор КиноСоюз | - просмотров (85) - комментариев (0) -

В рамках XVII Фестиваля анимационного кино в Суздале состоялось первое общее собрание Ассоциации анимационного кино России. Эта структура зарегистрирована 7 февраля. С июня прошлого года (тогда мэтрами анимационного кино было написано премьер-министру очередное письмо в жанре SOS) дело сдвинулось с мертвой точки – произошли кардинальные изменения в судьбе славной студии «Союзмультфильм», на производство мультипликационных фильмов были выделены внушительные суммы. Если наблюдать со стороны, то кажется, будто скромные аниматоры совершили прорыв и теперь заживут новой жизнью. Об истинном положении дел в отрасли корреспонденту «НГ» Дарье БОРИСОВОЙ рассказал режиссер Станислав СОКОЛОВ – художественный руководитель студии «Союзмультфильм», заведующий кафедрой анимации и компьютерной графики ВГИКа. Станислав Михайлович – постановщик ставшей легендой на уровне производства «Гофманиады», полнометражной кукольной картины, над которой он на протяжении 10 лет трудится вместе со знаменитым художником Михаилом Шемякиным, драматургом Виктором Славкиным и композитором Шандором Каллошем. Готов получасовой фрагмент фильма. Но, естественно, на десятилетия работа растягивается не только из-за неспешности рукотворного процесса.

В прошлом году для очень многих неожиданностью стало письмо-крик классиков отечественной анимации премьер-министру Путину. Оно прозвучало! И 28 июня состоялась историческая встреча с Владимиром Путиным.

Должен уточнить: классики обращались к правительству и до этого. И я подписывал несколько писем о том, что наша славная школа анимации – часть мировой культуры, и сейчас она под угрозой. С 1991 года государство перестало обращать внимание на анимацию, а ведь она – важный инструмент воспитания поколений. Объем производства был огромный: 45–50 фильмов в год. Работали там 500–600 человек. После 1991 года вместо 45 фильмов государство финансировало пять. Все эти годы не шло и речи о подготовке новых кадров – а ведь такой процесс должен идти постоянно. Доход от советской анимации, может, даже превышал доход от игрового кино – потому что наши мультфильмы покупали 60–70 стран. Прямо на «Союзмультфильме» дублировали фильмы на разные языки. Прекрасно все продавалось. И сейчас продолжает продаваться. До недавнего времени «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК) продавала фильмы на телевидение, в другие страны. Это та организация, которая в ходе встречи с премьер-министром была названа «конторой «Рога и копыта» и ликвидирована. Права на анимационные фильмы перешли от нее «Союзмультфильму». Но, прежде чем коллекция опять начнет приносить доход, в нее надо вкладывать: государству надо отдать почти 12 миллионов рублей. За то, что государство отобрало коллекцию у незаконных владельцев и отдало законным, оно берет процент за восстановление справедливости.

В годы независимости анимационные студии стали множиться, как грибы...

Да, каждый мог зарегистрировать свою студию и работать дома, производить рекламную продукцию, небольшие фильмики. Какое-никакое госфинансирование полагалось, и его вот таким образом выбрасывали: кто первый схватит или договорится. То, что студий стало много, в общем, нормально. Но когда студии стали маленькими и на них стали делать маленькие картины, прервалась отлаженная технологическая цепочка. Александр Татарский отчаянно хотел сделать «Пилот» большой студией. Путем нечеловеческих усилий, контактов с дельцами и сомнительными людьми он раскрутил проект «Гора самоцветов». Он рассказывал, как ему приходилось действовать. Ему давали финансирование на одну картину, а он на эти деньги запускал 10! В расчете на то, что в ближайшие месяцы найдет еще денег. Брал в долг, находился под угрозой бандитских покушений. Уверен, его скоропостижная смерть – результат дикого напряжения.

Кто же оставался на «Союзмультфильме» в его трудные годы?

Не так уж много людей. Несколько раз менялись директора. Была попытка захвата студии одним «бизнесменом», который потом сбежал в Америку. Были руководители, которые пытались вытащить студию из кризиса. Чтобы она просто не рухнула, не сгорела. Ее надо было охранять. Расходы сильно превышают те доходы, которые могут быть получены с пяти-шести производимых картин. Какое-то время она существовала как ООО. Шла борьба за собственность. Никого особо не волновал уровень фильмов.

Что происходило после вмешательства премьер-министра?

Во исполнение распоряжения премьер-министра анимации как отрасли (речь ведь шла не только о «Союзмультфильме», а об отрасли, в которой более 60 студий!) выделили 500 миллионов рублей на 2011 год. Пообещали в 2012-м полтора миллиарда в общей сложности дать на всю анимацию в целом. Конкретно нашей студии было обещано 6 миллионов рублей на срочный ремонт – на электропроводку и починку крыши. Этого только-только хватило на проводку – сейчас как раз ее делают, чтоб здание не сгорело.

Куда пошли остальные деньги?

На производство анимации. Много студий подавали свои проекты. «Союзмультфильму» на производство досталось ровно 2% из этой суммы. 10 миллионов на пять маленьких фильмов. Деньги пришли, и в декабре были запущены картины. Пять маленьких фильмов – это тот объем производства, который и теплился на студии все последние годы. Обещанные на 2012 год финансы еще никуда не поступили. Сколько из них еще достанется «Союзмультфильму»… Мы отдельной строкой просили дать нам возможность восстановить на студии художественный и редакционный советы. Без грамотных сценариев не может быть грамотных фильмов. Планируем возобновить «Веселую карусель» и снимать «Нестрашные страшилки». Еще нашей студии обещано 60 миллионов на развитие технологической базы.

Они дошли?

Пока нет, но есть основания быть уверенными, что дойдут. Нужны современные компьютеры, лицензионные программы. 60 миллионов, может, и не так много, но в течение 20 лет студия на это вообще ничего не получала. Раньше раз в два года студия технически переоснащалась. Наши мастера просили возобновить школу, обучение аниматоров, художников на самой студии. Но у студии нет лицензии на обучение. Но большинство наших мастеров работают во ВГИКе. Я сам там преподаю с 1984 года. У нас есть предварительная договоренность, что педагоги и руководство ВГИКа поддержат взаимоотношения со студией.

Что происходит с вашей «Гофманиадой»?

Сейчас «Гофманиада» остановилась. ОГК, которое начало нас финансировать, было ликвидировано. Мы подали заявку в Фонд кино на финансирование второй части. Эксперты нас поддержали, но денег не хватило именно на наш проект… Рассчитываем, что в 2012-м нас поддержат и мы продолжим. Нам нужно снять еще 60 минут.

Как реагирует на проволочки ваш соавтор Михаил Шемякин?

Его, конечно, все это раздражает. Он, как эмигрант, все время ищет, чем бы кольнуть неэмигрантов... Он встречается с Путиным и убеждает помочь «Союзмультфильму». Вот Путин и прочел письмо в июне, а то, может, и не раскрыл бы его, если б не шемякинские напоминания.

Получается, отрасли он помог, а на собственное детище ничего не получил…

Да. Такое стечение обстоятельств. Может, это Гофман нам так «помогает»… В английском языке даже нет такого понятия – «гофманиада». Это когда в реальной жизни творится небывальщина, дьявольщина. То, чего не должно случаться в реальной жизни, но случается. Типично российское понятие. Шемякин говорит, что в Петербурге про такое говорят: «Чистый Гофман!» У каждой нашей куклы есть несколько двойников – чтобы снимать одновременно на разных площадках. Есть и несколько сменных голов. Вот бывало, что в самый неподходящий момент терялись головы персонажей – это точно гофманиада. Бывает, что они так и не находятся. У каждой головы есть еще набор артикуляции – сменные рты, части лиц. Они тоже таинственным образом исчезают, потом появляются.
Права на золотую коллекцию «Союзмультфильма» переходят из рук в руки и вообще являются вечным источником сенсаций – то их приобрел гражданин США Олег Видов, то олигарх Алишер Усманов выкупил у Видова и подарил российскому телевидению (правда, на тот момент права уже вроде бы были возвращены в Россию – в ведение «Объединенной государственной киноколлекции»). До конца разобраться в правовых хитросплетениях не могут даже сами работники «Союзмультфильма». На сегодняшний день неясностей не осталось: 29 декабря 2011 года права на коллекцию «Союзмультфильма» перешли от ликвидированной «Объединенной государственной киноколлекции» (ОГК) к самому «Союзмультфильму».
Дарья Борисова, «Независимая газета»

http://www.kinote.info/articles/6715-elektroprovodku-uzhe-pochinili

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email