Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Жертвоприношение Андрея Тарковского

опубликовал | 04 апреля 2012

Леонид Павлючик | - просмотров (80) - комментариев (6) -

Сегодня могло бы исполниться 80 лет Андрею Тарковскому. С горечью думаешь: а ведь он мог бы еще жить. И снимать кино, как снимают его Жан-Люк Годар, Марлен Хуциев, Анджей Вайда, Ален Рене – коллеги, соратники Тарковского, уже перешагнувшие 80-летний рубеж. Тарковский, увы, не дожил и до 55 лет. Он мученически ушел из жизни  более четверти века назад, успев снять всего семь картин. Но его имя в пантеоне мирового искусства значится вместе с именами Бергмана, Антониони, Феллини, Бунюэля, Куросавы – величайших художников ХХ века.
Андрей Тарковский был фанатом, маньяком кино. Он мечтал и был готов снимать по две картины в год. В заявках, которые режиссер подавал в Госкино СССР, фигурировали экранизации «Идиота» и «Бесов», «Обломова» и «Гамлета»… Он мечтал перенести на экран «Матренин двор», «Мастера и Маргариту», «Преступление и наказание», «Жизнь Клима Самгина», «Смерть Ивана Ильича»… Он планировал снять фильм «Двойник» -- о Достоевском и «Бегство» -- о Толстом… Он годами вынашивал идею картин о протопопе Аввакуме и святом Антонии…
Ни один из этих замыслов ему реализовать не дали.
Самое интересное, что в его заявках не было ничего крамольного, а тем более, антисоветского – Тарковский не был диссидентом, борцом с режимом. Даже оказавшись на Западе, он не делал антисоветских, да и вообще политических заявлений, внутренне продолжая ощущать себя советским художником. Об этом, в частности, пишет в своей умной и тонкой книге Лейла Александер-Гаррет, которая была переводчицей, ассистентом Андрея Тарковского на фильме «Жертвоприношение». Но Система все равно чувствовала в Тарковском чужака. Чиновники от культуры, часто не понимая глубины и многозначности его работ, кожей чувствовали в его фильмах некое зашифрованное от них «вредоносное» послание.
На самом деле «вред», который содержался в фильмах Тарковского, состоял в утверждении вечных христианских (а не классовых, марксистских) идей и ценностей – именно на этом прочном фундаменте базировалось творчество режиссера. «Культура не может существовать без религии. Культура сублимируется в религии, а религия – в культуре», -- считал Тарковский, который был не только выдающимся режиссером, а еще и религиозным мыслителем, облекавшим свои «проповеди» в форме высокохудожественных фильмов. Надо ли говорить, как трудно было художнику с таким мировоззрением жить и творить в воинственно атеистической стране?
Тарковский не мог и не хотел менять себя, подстраиваться под общие для всех правила игры. В несвободной стране он чувствовал себя внутренне свободным человеком. И вел себя соответствующим образом. А это уже не прощалось. Поэтому его заявки и сценарии безжалостно отвергались, а снятые им фильмы получали десятки убийственных поправок. Режиссер выработал свой метод борьбы с этим жестким прессингом: поправками он улучшал, а не калечил свои фильмы. И, тратя нервы, здоровье и драгоценное время,  добивался их выхода на экран.
Фильмы «Иваново детство», «Андрей Рублев», «Зеркало», «Солярис», «Сталкер» гремели по всему миру, собирали за рубежом призы и валюту, а в своей собственной стране Тарковский чувствовал себя изгоем. Порой ему нечем было заплатить за электричество, не на что было отпраздновать свой день рождения, и он отменял прием гостей… Так система постепенно выдавила Тарковского на Запад – как выдавила она ранее Солженицына, Ростроповича, Бродского, Любимова…
Тарковский не чувствовал себя счастливым ни в Италии, где он снимал «Ностальгию», ни в Швеции, где он работал над «Жертвоприношением». Он был подлинно русским художником, и ему в этих счастливых, сытых странах не хватало, как это ни покажется кому-то чересчур возвышенным, воздуха родины, «дыма отечества». Нарастало трагическое ощущение оторванности от родной почвы, усугубленное неизлечимой болезнью – раком легких. В его последних картинах и последних записях в дневнике явственно звучит мотив жертвы – во имя спасения других.
Его ранняя смерть и стала такой искупительной жертвой. Тарковский сгорел, как свеча (в фильме «Ностальгия» звучат стихи его отца, Арсения Тарковского: «Я свеча, я сгорел на пиру, соберите мой воск поутру»), но осветил и показал новым поколениям художников Путь – путь честного, стоического, бескомпромиссного служения искусству.
Сам он, впрочем, не считал себя мессией, пророком, хотя и осознавал свою роль и место в современном кино. Вот запись из его дневника: «Я никогда не желал себе преклонения (мне было бы стыдно находиться в роли идола). Я всегда мечтал о том, что буду нужен».
Надежды Тарковского сбылись: сегодня он нужен стране и миру. Не всем и не каждому, а тем, в ком жива душа.

комментарии (6)

Владимир Двинский 04 апреля 2012, 23:29

Дорогой Леня,как не горько,но мне кажется,ты ошибешься.Андрей по-прежнему не нужен стране.Ты прав в том,что он нужен миру,он нужен очень не многим среди нас. Тот высокий нравственный и культурный уровень его творчества,его философия  чужды нашему сегодняшнему сообществу,да пожалуй и обществу
.Есть люди,которые позволяют называть себя учениками Тарковского,но как-же примитивна их громогласная духовность.

Леонид Павлючик 04 апреля 2012, 23:45

Дорогой Володя, но нам-то с тобой он нужен...И не только нам с тобой... Да, его аудитория сегодня невелика, но и Феллини, и Бергман под конец жизни чувствовали себя ненужными: время серьезного философского кино востребовано сегодня немногими. Это драма всей человеческой цивилизации, а не только нашей страны и нашего кино. Но это не умаляет роль и значение Тарковского, который был -- и остался -- самым крупным режиссером нашего кино. Есть на кого равняться...

Владимир Двинский 05 апреля 2012, 00:14

Понимаешь Леня,я думаю,что не надо ни на кого равняться-Тарковский тем и велик,что он был совершенно самостаятелен,но при этом чертовски много знал и еще больше чувствовал.Да я,Леня с тобой и не спорю-это скорее мое грустное отношение к действительности(если не лень,посмотри мой комент к Роднянскому) А вообщето с днем рождения Андрея тебя,себя и всех тех,кто его любит и помнит.Я ему давал читать свои опусы,подготовленные для конкурса во ВГИК-пятьдесят лет назад в кафе"Националь"

Александр Зиновьев 05 апреля 2012, 06:17

Ребята, но возможно что будет как с Пушкиным... Или Есениным. То нужен, то не нужен!
Безусловно, что мне хлебнувшему воды прямо из реки на Севере - присел, кружкой зачерпнул и попил - очень хочется, чтобы так было всегда. Чистая вода в реке и человек присевший около её течения. Сметёт ветер из страны эту гниль, что мы с вами видим денно и нощно, что-то прорастёт, посмотрит, прочитает, подумает. Пока мы все как будто в таком, простите ГосЕГЭ. Ну не мы, а те, кто деньги делает и этим оправдывает своё присутствие на земле. После нас, но прорастёт иной человек... Очень хочется именно так думать и так верить! И познакомившись, посмотрев А. Тарковского и сколько-то, что создано в наше время на планете, станет иным... Повзрослеет. Одна уже пожилая учительница Литературы (я лично это видел и слышал) сказала, что не может страна Пушкина пропасть. Вот за эту лиану и держусь...
И очень страдаю, что не обладаю пусть наворованными, но миллиардами - всё бы давно за Андрея бы сняли кто-то из наших коллег!
А день рождения... Это хорошо, что помним. Да и не забывали никогда.
Один момент... Когда я у кого-то спрашиваю - а вы читали эту книгу. И слышу нет! Я отвечаю - какой вы счастливый человек! Вам ещё предстоит!
Так вот и к Тарковскому - сколько ещё счастливых людей живут, кому ЭТО предстоит!

Леонид Павлючик 05 апреля 2012, 13:16

Будем надеяться на это!

Александр Зиновьев 09 апреля 2012, 19:10

Уже надеемся!


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email