Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Неигровое кино.

опубликовал | 20 июля 2012

модератор КиноСоюз | - просмотров (85) - комментариев (0) -

Коллеги! Хочу поделиться с вами некоторыми мыслями по поводу прошедшего впервый раз в Министерстве культуры конкурса спецпроектов. С этим текстом уже ознакомились несколько экспертов и участников конкурса (В.Манский, В.Герчиков, Е.Резников), которые внесли в него ряд ценных дополнений и поправок. Таким образом, можно сказать, что постепенно складывается консолидированная точка зрения профессионального сообщества, которую мы хотели бы (разумеется, после обсуждения в PRO.DOC) донести до Министерства культуры.
PRO.DOC - закрытая группа в Фейсбуке, в которую добавляются только профессионалы работающие в документальном кино.

КОНКУРС СПЕЦПРОЕКТОВ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

26-27 июня 2012 года в Министерстве культуры РФ состоялся первый питчинг неигрового кино. Экспертный совет должен был оценить 29 спецпроектов, авторы которых лично представляли сценарии, трейлеры и режиссерские экспликации будущих фильмов. Значение этого события трудно переоценить. Здесь важен и новый способ взаимодействия авторов и экспертов, и официальное признание новой категории фильмов-«спецпроектов», и новый уровень финансирования неигрового кино, который при определенных условиях может стать мощным рычагом развития российской документалистики.
Вместе с тем, первый опыт питчинга спецпроектов выявил ряд серьезных проблем в его организации. Проблем, которые могут свести на нет эффективность вложения средств в эту категорию фильмов и в перспективе вообще скомпрометировать столь важное для нашего кино начинание.
Первое, что бросалось в глаза в ходе питчинга и последующего обсуждения представленных работ – это отсутствие внятно сформулированного определения спецпроекта. Одни заявляли в качестве спецпроекта фильмы, которые использует новую технологию съемок, другие – картины с большим количеством игровых реконструкций, третьи – проекты, предполагающие значительные экспедиционные расходы. Кажется, единственное, на чем сходились все участники и эксперты – денег должно быть как можно больше.
Между тем, совершенно очевидно, что сами по себе новые технологии, игровые реконструкции и высокие экспедиционные расходы – это всего лишь средство. Целью является фильм-событие, фильм, способный привлечь зрителя в кинотеатр, фильм который может представлять нашу страну на крупнейших международных фестивалях, фильм который будет конкурентноспособен на мировом кинорынке.
Откуда берутся такие фильмы? Можно ли планировать, прогнозировать, стимулировать их появление? Можно. И здесь нет никакого секрета.
Формула успеха в современном документальном кино определяется тремя главными компонентами: во-первых, сильная история, как правило, снятая методом длительного наблюдения, во-вторых, острая социальная проблематика, в-третьих оригинальная художественная концепция. С точки зрения драматургии все успешные документальные фильмы последнего времени по сути ничем не отличаются от игровых. В них мы находим подробно разработанные характеры, напряженную фабулу, четкую драматургическую конструкцию с завязкой, кульминацией и развязкой. На Западе все это определяется термином creative documentary. Именно с этими критериями мы и должны подходить к фильму-спецпроекту.

Если взглянуть с этой точки зрения на прошедший конкурс, то картина окажется, мягко говоря, не радостной. Среди 29 предложенных проектов был всего лишь один, от силы два, которые без особых скидок и оговорок отвечали критериям creative documentary. Остальное – увы! – не выходило за рамки стандартной тележурналистики или обычных телеформатов, прикладного значения. Хуже того, в конкурсе практически не было проектов, которые затрагивали бы острые социальные вопросы, открывали новые для неигрового кино темы, представляли ярких героев.
Странная история! Долгие годы российские режиссеры и продюсеры жаловались на низкие бюджеты, которые не позволяют им на равных конкурировать с западными документалистами. И вот жалобы услышаны, деньги выделены, а по-настоящему хороших идей нет, да и делать «спецпроекты» как будто некому.
Может ли министерство и экспертное сообщество предпринять что-то, чтобы исправить положение к будущему конкурсу?
Мы уверены, может.
1. Необходимо четко сформулировать, что такое спецпроект, определить требования и обременения, которые предъявляются к авторам и продюсерам, получающим субсидии по этой категории. Этот творческо-производственный манифест необходимо довести до сведения всех, работающих в отрасли. В этом Министерству может помочь Гильдия неигрового кино и другие профессиональные объединения. Неплохо было бы перед объявлением нового конкурса провести несколько семинаров, в которых эксперты могли бы детально обсудить все вопросы, связанные с производством спецпроектов, и даже провести несколько показательных экспертиз проектов, предложенных участниками семинара. Было бы правильным пригласить на такие семинары двух-трех западных специалистов.
2. На прошедшем конкурсе обращал на себя внимание дикий разнобой в форматах, которые предполагали использовать конкурсанты. Кто-то собирался снимать фильм в HD, кто-то – в HDV, кто-то – на Digital Betacam, кто-то – просто на Betacam SP. Необходимо четко определить технические требования к спецпроекту. Уверены, ни о каком HDV и тем более Betacam’e речь идти не может. Это безнадежно устаревшие форматы. Поскольку спецпроект по определению ориентирован на кинопрокат и международный рынок, мы должны опираться на стандарты, принятые сегодня крупнейшими международными вещателями: телеканалами HBO, BBC, ARTE, Discovery channel. Спецпроект не должен сниматься в разрешении ниже 1920 x 1080, на камере с матрицей меньшей ½ дюйма с потоком меньшим, чем 50 МВ в секунду, и с цветностью ниже, чем 4:2:2. Звук должен быть в формате Dolby Stereo или Dolby Surround для проектов, выпускаемых на киноэкран. Если продюсер и режиссер собираются работать в стандартах ниже вышеперечисленных – они должны самым серьезным образом обосновать свое решение. Особое внимание надо обратить на очистку прав на музыкальные произведения, хронику и другие материалы, защищенные авторским правом, а также на получение письменных разрешений от героев фильма. Все эти технические и юридические регламенты должны быть опубликованы и разъяснены заранее. Но и сегодня не поздно ввести эти условия и стандарты в договора с победившими на конкурсе студиями.
3. На прошедшем в июне питчинге бросалось в глаза блистательное отсутствие режиссеров, определяющих сегодня лицо отечественного документального кино. Возможно, многие были не в курсе, многие не верили в честность и прозрачность процедуры конкурса. Надо приложить все усилия, чтобы в следующий раз мы увидели проекты Виктора Косаковского, Александра Расторгуева, Павла Костомарова, Сергея Мирошниченко, Андрея Грязева, Алины Рудницкой и Алены Полуниной, а так же перешедших в игровое, но, надеюсь, еще не потерянных для кино документального Александра Сокурова, Сергея Дворцевого, Алексея Федорченко… Здесь мы должны использовать опыт западных конкурсов и фестивалей, которые не стесняются присылать персональные приглашения интересующим их режиссерам и продюсерам, настойчиво напоминать о дедлайнах и т.п.
4. Необходимо повысить уровень экспертизы проектов. Если мы при¬влечем к конкурсу самых лучших, успешных профессионалов, то у них естественно возникнет вопрос: а судьи кто? Нет нужды задействовать два десятка экспертов. Достаточно 7, может быть, 9 человек, но это должны быть люди, известные профессиональному сообществу, имеющие опыт участия в крупнейших международных фестивалях, успешно работающие с кинопрокатом, участвующие в международной копродукции. В идеале это должны быть режиссеры и продюсеры, успешно осуществившие собственный спецпроект в предшествующие годы.
5. В условия конкурса должен быть включен обязательный просмотр готовых работ расширенным составом экспертов и критиков. Продюсер, который берется за спецпроект, должен понимать, что это не только «бабки», но и большая ответственность. Что деньги нельзя будет безнаказанно заныкать, что неудачный или заведомо халтурный фильм не удастся по-тихому сплавить в архив, что на кону стоит его деловая и профессиональная репутация. Точно так же эксперт, проголосовавший за заведомо слабый проект своего приятеля, должен понимать, что коллеги рано или поздно спросят: не твоя ли это была рекомендация?
6. Все представленные синопсисы должны проверяться на плагиат, а в состав предоставляемых материалов должен входить диск с работами режиссера, которого представляет студия.
7. Эксперты не должны голосовать заочно, опираясь лишь на прочитанные синопсисы. Должны учитываться голоса только и исключительно тех, кто лично присутствовал на питчинге.
8. Сами питчинги должны быть публичными, с приглашением заинтересованных представителей индустрии и потенциальных прокатчиков.
Все это позволит, как нам кажется, повысить уровень конкурса, и в конечном итоге получить обойму фильмов, которые не стыдно будет предъявить широкой общественности, которые смогут достойно представлять нашу страну на самых престижных фестивалях и международных кинорынках.
Алексей Ханютин.

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email