Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Сергей Толстиков: "Спасибо Голливуду, но так жить нельзя"

опубликовал | 23 октября 2012

модератор КиноСоюз | - просмотров (88) - комментариев (0) -

Сергей Толстиков: "Спасибо Голливуду, но так жить нельзя"

Сергей Толстиков, исполнительный директор Фонда кино, рассказал РИА Новости о том, что такое "дорожная карта" и зачем она нужна российскому кино, а также поделился мыслями на тему госзаказов и посетовал на то, как нужен российским кинопроизводителям крупный дистрибьютор.

Беседовала Мария Ганиянц.

– Последний правительственный Совет по кино оказался довольно радикальным - были озвучены серьезные претензии, в том числе и к системе финансирования, за которую отвечает Фонд кино и Минкультуры...

– В правительстве и Минкультуры сейчас происходит нормальный анализ ситуации - государство уже несколько лет дает деньги в новом формате, естественно, хочется знать, каков результат и куда двигаться дальше.

Идет разработка "дорожной карты", в рамках которой будет определено движение кинематографа в целом. Эти предложения должны определить как характер взаимодействия отдельных блоков, так и цели, ресурсы и темпы развития. Например, есть кинопоказ, есть производство, образование, кинопечать, борьба с пиратством - все они связаны между собой и должны работать на улучшение качества российского кинематографа. Параллельно в Минкультуры, видимо, должен быть выработан документ, который определит госполитику в сфере кино, приоритеты государства в этой области.

– Иными словами, появится документ, где будет черным по белому прописано, что же именно хочет государство от кинематографа. Интересно, что же оно может хотеть?

– Думаю, что государство может и должно хотеть, чтобы уровень культуры в стране повышался и кино, как важнейший элемент культуры, развивалось, но и бизнес, как составляющая кинематографа, не стоял на месте. И чтобы цели и ценности общегосударственного характера также реализовывались через кино.
По-моему, кино, снятое по госзаказу, в современных реалиях вряд ли сделает кассу. Хотя Минкультуры уже объявляет тендер на лучший сценарий по заданной теме. Это больше похоже на возврат к идеологическому подходу СССР, правда, без государственной кинотеатральной сети.

СССР уже нет, как нет и идеологического отдела ЦК, кино даже в советскую эпоху было прежде всего феноменом культуры, а потом уже выполняло те или иные политические задачи. Минкультуры в конце года планирует объявить конкурс по ряду тем. Если эти темы - важные для страны, почему нельзя попытаться сделать такие фильмы? Но эти фильмы должны быть интересны зрителю.

Было бы хорошо, чтобы была конкретная помощь тех, кто прежде всего заинтересован в таких фильмах. Если мы хотим делать кино об истребителях пятого поколения, то нам нужен заказчик в лице государственной корпорации, которая этим занимается. Почему бы этой госкорпорации еще и не выступить соинвестором, например?

– Сомневаюсь, что система госзаказа поможет повысить долю отечественных фильмов и зрители вдруг начнут смотреть наше кино.

– Долю отечественного кино может повысить только разножанровое кино. Ответ на ваше замечание лежит немного в другой плоскости. Может ли государство полностью заменить собой творческий импульс продюсера, режиссера и сценариста в выборе темы и жанра. Ответ достаточно простой - нет! Федор Бондарчук снимает "Сталинград" не потому, что он выиграл конкурс в Минкультуры. Но, если вдруг появится хороший сценарий в результате конкурса на заданную тему и кто-то внятно объяснит, что он может снять зрительское кино, то в чем проблема?

Потенциал зрительского интереса к отечественному кино у нас, если оно будет качественным, разножанровым и зрительским, - порядка 30-35%. Но при существующих ресурсах и ограничениях мы можем этот потенциал реализовать максимум на 20-25%. И то не за один год. Нужны конкретные жанры: комедии, триллеры, боевики. В кино нужен герой, в конце концов.

– Планирует ли Фонд увеличивать господдержку?

– Господдержку может увеличивать только государство. Но гораздо важнее для кино решить три вопроса: количество экранов, активное участие телевидения в кинопроизводстве, интернет-пиратство.

– А как же проект "КИНОСИТИ" Бондарчука-Пичугина? Им же ВЭБ кредит дает в размере 2,5 миллиардов рублей?

– Это, конечно, замечательно, но в переводе на экраны – это около 100 экранов.

– Если люди все равно российское кино не очень смотрят, зачем количество залов увеличивать? Голливуд кормить?

– Прежде всего, я хотел бы сказать спасибо Голливуду, благодаря которому мы имеем то, что имеем. Льгота по НДС для кинопоказа - тоже, конечно, хорошо, но при развитии сетей она менее стимулирующая, и в случае ее отмены удар придется, прежде всего, по муниципальным кинотеатрам. На сегодняшний день у нас в стране 2,7 тысяч экранов - при таком количестве экранов невозможно сделать даже треть фильмов прибыльными. У нас сейчас реальная киноаудитория - 40 миллионов зрителей, из этого числа только 4 миллиона активно ходят в кинотеатры. На прокат голливудских фильмов работают порядка 90 тысяч экранов (40 тысяч экранов - это национальная сеть, 30 тысяч - европейская и еще 20 тысяч в других странах). Поэтому у них фильм может выходить с бюджетом 200 миллионов долларов, а наш отечественный с бюджетом в 2 миллиона. Поэтому после дежурного "спасибо" я скажу - так дальше жить нельзя!

– Вы также сторонник квот, о которых говорилось на правительственном совете?

– Те квоты, которые сейчас декларируются, носят прежде всего ограничительный характер.

Сейчас продюсерам возвращается из кинопоказа порядка 80 миллионов долларов. Будет 110 миллионов долларов. Получается 30 миллионов разница. Как вы думаете, это повлияет на качество нашего кино?

Единственный позитивный опыт квот был в Южной Корее. Но там крупные корейские компании-дистрибьюторы одновременно были и производителями. Поэтому был эффект. Плюс администрирование процесса носило другой характер. Вспомните многострадальный ЕГАИС (единая государственная автоматизированная информационная система).

Если мы введем сборы в зависимости от размера бюджета и направим их на субсидирование спроса на отечественное кино, то есть на дотацию зрителей через систему абонементов, то мы можем решить и вторую проблему – доступность семейного похода в кино. Семья из четырех человек должна потратить около 80 долларов, что не так уж и мало. Еще одним эффектом может стать уменьшение невнятного кино, продаваемого в пакетах мейджорами. А минкульту надо дать право освобождать от сборов до 20 фильмов, имеющих прежде всего высокую художественную ценность.

– Но ведь кроме залов существуют другие системы доставки контента. Может, через пять лет никто в кино-то и ходить не будет?

– Кроме залов и кинотеатров, естественно, существуют другие способы доставки, которые тоже дадут серьезный экономический эффект. Тот же интернет через пять-семь лет будет давать существенную монетизацию кинопродукта. Но кинотеатры – это прежде всего форма общественного досуга в сфере культуры, а интернет хоть и отличается, но не сильно - от телевизора как способа доставки.

– Почему российское ТВ не дает денег на кино, как во Франции, например?

– Телевизор - четкий крупный бизнес. Телевизионщики во многом правы, когда говорят, что инфраструктура кинопроизводства существует, в том числе, и потому, что есть телевидение. Но они сами существуют, потому что есть стиральный порошок и шампунь от перхоти. И его очень много.

Вкладывать в рисковое кино, когда можно форматировать телепродукт с позиции бизнеса, более чем сомнительно. Генеральный директор канала отвечает перед акционерами, а не перед Министерством культуры.

– А почему вдруг министр культуры Владимир Мединский заговорил о том, что государство будет спонсировать телеканалы?

– Мне трудно это комментировать, но если речь идет о каких-то культурных программах, почему бы и нет?

– Фонд кино контролирует расход распределяемых средств?

– Безусловно.

– А могут мейджоры украсть деньги?

– Любая кинокомпания, которая серьезно занимается кино, особенно крупная, старается строго относиться к соблюдению финансовой дисциплины. Они понимают, чем могут грозить им такие ошибки.

Почему фильмы все-таки не собирают кассу? Еще одна причина - разрозненность и немасштабность дистрибуции отечественного кино. Российские продюсеры, в отличие от западных мейджоров, не могу выступать с пакетом фильмов, и тем самым переговорная позиция у них значительно слабее. Одним из решений могла быть консолидация этой функции. Если бы был крупный дистибьютор, продвигающий российское кино, то эффективность была бы выше.



комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email