Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Вечное непопадание

опубликовал | 19 ноября 2012

Виктор Матизен | - просмотров (65) - комментариев (0) -


Вечное непопадание

Завершился Римский кинофестиваль

Интрига Римского кинофестиваля разрешилась не лучшим, но закономерным образом. Жюри во главе с американским режиссером Джеффом Николсом присудило главный приз — "Золотой Марк Аврелий" фильму его соотечественника Ларри Кларка "Девушка из Марфы". Награды помельче достались итальянцам, французам и мексиканцам. О том, почему без призов остались фильмы из России и с Украины,— АНДРЕЙ ПЛАХОВ.

По поводу итальянцев даже ничего объяснять не надо: они — с тремя картинами в конкурсе — были обречены на внимание жюри, однако последнее явно перестаралось, присудив спецприз фильму "У Али голубые глаза" Клаудио Джованнези; награду за режиссуру — Паоло Франки ("Они называют это летом"); а за женскую роль — Изабелле Феррари из того же фильма. "Али" рассказывает о проблемах мультикультурной молодежи, что становится все более актуальным для Италии. Фильм же Паоло Франки посвящен вечной проблеме любовных пар — как сохранить свежесть отношений. Таких было несколько в конкурсе, и все оказались отмечены призами жюри. Жереми Элькаим (французский фильм "Рука об руку") признан лучшим актером. Еще одна французская любовная психодрама — "Я, ты и мы" — снята Жаком Дуайоном по мотивам его супружеской жизни с Джейн Биркин. Их дочь Лу Дуайон играет ветреную героиню, которая в течение 140 минут экранного времени, а это совсем немало, никак не может выбрать между двумя мужчинами. Но награда досталась не ей, а Мэрилин Фонтен — как самому обещающему юному дарованию. Что совершенно справедливо: без нее фильма бы просто не было — именно она оказывается умнее своих непутевых родителей, к тому же она куда более лаконична и артистична.

Восточная Европа и Азия на римском празднике жизни оказались отодвинуты на периферию, несмотря на любовь арт-директора Марко Мюллера к этим территориям. Отобранное им и показанное в последний день фестиваля "Вечное возвращение" Киры Муратовой по уровню режиссуры стоило всех остальных фильмов конкурса вместе взятых. Но для того чтобы оценить эту шутку гения, необходим контекст. Только он позволяет понять, зачем десятки раз повторять одну и ту же сцену с появлением в квартире одинокой женщины ее бывшего однокурсника, требующего немедленного совета, кого выбрать в его метаниях между "двумя прекрасными женщинами" — женой и любовницей. Этот скетч с условными масками и гэгами разыгрывают патентованные муратовские актеры и типажи — от малоизвестных одесских до таких как Олег Табаков, Алла Демидова и Сергей Маковецкий. Все это — не что иное, как фрагменты кинопроб, оставшихся от некоего режиссера, которые после его внезапной смерти необходимо втюхать потенциальному финансисту. Комедию о горестной природе кинотворчества, зависимого от тысяч банальных обстоятельств, Муратова перебивает моментами убийственного абсурда и пронзительной меланхолии. Апофеоз последней — героиня Ренаты Литвиновой, возлежащая на тигрового окраса мещанской подушке: красота, раздавленная пошлостью. Или торжествующая над ней.

Когда мы обсуждали картину после просмотра, Кира Георгиевна вспомнила мою давнюю статью о ее фильме "Увлеченья": она называлась "Легкая муза". Дело в том, что новая работа из того же разряда, а легкомыслия, настоящего или мнимого, на фестивалях не любят. Когда у жюри к тому же нет ключа к затеянной игре, непонятны ее правила — результат практически предрешен. Джефф Николс хороший режиссер, в свое время жюри ФИПРЕССИ в Вене дало ему путевку в жизнь, поощрив своим призом дебютную картину "Огнестрельные истории". Но он существует в сугубо американском контексте, в крайнем случае включаясь в западноевропейский. Даже этническая цветистость "Небесных жен луговых мари" Алексея Федорченко не нашла полного понимания. Хотя Николс, конечно, не все решал сам. Например, в жюри был наш режиссер и продюсер Тимур Бекмамбетов. Но наш он теперь только отчасти, к тому же и ему чужд бескомпромиссный авторский контекст — а именно таков он у Муратовой, да и у Федорченко.

Римский фестиваль еще молод, но именно на нем проявилось противоречие, характерное и для киноконкурсов со стажем. Теперь в жюри редко вводят критиков и историков кино, способных расширить пространство сравнения. И получается, что в конкурсе, условно говоря, Муратова, а судит ее Бекмамбетов. Или наоборот.

Если римскому жюри и удалось все же поощрить талантливых людей, они все были родом с американского континента. Мексиканский фильм "Чтобы не умереть" (режиссер Энрике Риверо) награжден за операторскую работу. "Жизнь в мотеле" (режиссеры Габриэль Польски и Алан Польски) получила приз за сценарий. Что касается главной награды "Девушке из Марфы" (см. "Ъ" от 16 ноября), у жюри скорее сработал пиетет перед ветеранским именем Ларри Кларка, чем инстинкт по-настоящему качественного кино. Ведь для прогрессивных американцев Кларк — такая же священная корова, как для нас Муратова.

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email