Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

На Чехова с Тургеневым денег нет

опубликовал | 18 декабря 2012

Леонид Павлючик | - просмотров (94) - комментариев (0) -

Сегодня в Москве ведущие деятели нашего кино – Федор Бондарчук, Андрей Прошкин, Сергей Сельянов, Александр Роднянский и другие – соберутся, чтобы обсудить, с чем киноискусство и киноиндустрия пришли к рубежу 2013-­го, и насколько эффективной оказалась та господдержка, которая довольно щедро оказывалась избранным студиям страны. Тем временем обозреватель «Труда» подвел собственные итоги 2012­-го, который, по его мнению, вряд ли войдет в историю как время больших удач и свершений или, говоря слогом из прошлых эпох, как год «великого перелома».

Увы, это был средненький, если не сказать, серенький киногод, который закрепил и упрочил многие негативные тенденции, постепенно нараставшие в нашем кино. Начнем с того, что российскому кинематографу по­прежнему не удается завоевать международный кинорынок, хотя такую амбициозную задачу никто с повестки дня не снимал. Редкие российские фильмы, прорывающиеся в ограниченный зарубежный прокат, на мировую киномоду не влияют и на имидж России, как крупной кинематографической державы, не работают. Даже те жалкие 4,6 млн. долларов, что собраны российскими фильмами в международном прокате в 2011 году, вряд ли будут перекрыты в году нынешнем.

Не очень удачной была в уходящем году и фестивальная судьба российского кино. Успехи прошлых лет, когда фильм Алексея Попогребского «Как я провел прошлым летом» получил три «Серебряных Медведя» в Берлине, «Елена» Андрея Звягинцева завоевала спецприз жюри конкурса «Особый взгляд» в Канне, а «Фауст» Сокурова триумфально победил в Венеции, – оказались в этом году недостижимой мечтой. В Берлине камерный фильм «Машина Джейн Мэнсфилд» Билли Боба Торнтона, в создании которого принимал участие продюсер Александр Роднянский, наград не снискал. В Венеции не самые удачные фильмы «Измена» Кирилла Серебренникова и «Я тоже хочу» Алексея Балабанова справедливо остались незамеченными жюри. Фильм «В тумане», в производстве которого принимали участие пять стран, в том числе и Россия, в свою очередь, не заметило жюри Каннского фестиваля. Правда, картина Сергея Лозницы получила премию международной критики – ФИПРЕССИ.

Пожалуй, эта награда, да еще приз Александру Прошкину в Монреале за художественное решение фильма «Искупление», да два приза «Серебряный Георгий» на ММКФ фильму «Орда» в постановке Прошкина­-младшего, да несколько призов фильму «Жить» на небольших фестивалях в Висбадене и Салониках – на этом, практически, наши международные победы заканчиваются.
Но может, хотя бы внутри страны наблюдается лом зрителей? Нет, и с этим как­то не очень. Рекорды пятилетней давности, когда российские фильмы собирали 28 процентов от общей кассы (а ведь это, в сущности, совсем немного), сегодня нам только снятся. По итогам 10 месяцев уходящего года доля российского кино составляла уже вдвое меньше. Причем ряд высокобюджетных фильмов, на которые делалась ставка, провалились в прокате с изрядным треском. Так, фильм «Август. Восьмого» при бюджете в 19 млн. долларов едва вернул половину, уже упоминавшаяся «Орда» из 13 млн. отбила только три, а «Матч» с Сергеем Безруковым собрал четверть от затраченных 10 млн. долларов. Более 50 выпущенных на экраны отечественных фильмов собрали в общей сложности  чуть более 20 миллионов зрителей.

Конечно, эти цифры еще скорректируются. Например, 27 декабря на экраны выйдет сиквел «Джентльменов удачи», на который наверняка повалит народ. По прогнозам социологической компании Movie Research, которыми поделился с «Трудом» ее глава Олег Иванов, посещаемость отечественных фильмов в 2012 году составит 26 миллионов зрителей. Но это же ничто для страны со 140­миллионным населением! Напомню, в советские времена столько собирал один удачный фильм. А лидеры проката – такие, как «Москва слезам не верит» или «Экипаж» – собирали и по 100 миллионов зрителей…

В чем же причины нынешнего провала? Помимо чисто творческих обстоятельств, где многое зависит от случая, это – неверно организованная система господдержки. Будем откровенны, эту поддержку получают не те, кто талантливее, а те, кто ближе к власти и тешит ее пафосными официозными лентами, которые потом проваливаются в прокате. Между тем уже восемь лет не снимает такой серьезный мастер, как Вадим Абдрашитов – нет денег. Не получает поддержки своему проекту, посвященному любви Тургенева и Виардо, Сергей Соловьев. Пять лет не может завершить снятую и смонтированную на 80 процентов картину о Толстом и Чехове патриарх нашей кинорежиссуры Марлен Хуциев...

Видимо, понимая, что «так дальше жить нельзя», новый министр культуры Владимир Мединский  решил основательно взяться за кино. Но пока все его усилия носят, мягко говоря, странный и уж точно непоследовательный характер. Громко анонсированная затея со спецкурсом «100 лучших фильмов», который планировали с сентября внедрить в школах, дабы в перспективе вырастить грамотных кинозрителей, похоже, тихо завяла на корню. Озвученная Мединским и влиятельным единороссом Сергеем Железняком идея квотирования российских лент в прокате вызвала такой шквал сарказма в СМИ, что ее тут же поспешно отозвали.

Да, Мединский нашел в себе отвагу заявить, что созданный три года назад Фонд кино не справился с возложенными на него задачами и будет серьезно реформирован. Но недавняя инициатива самого Минкульта со списком из 12 «социально значимых тем», которые «соответствуют стратегическим интересам России» и в полном согласии с которыми теперь будут финансироваться фильмы, до боли напоминает давно забытое тематическое планирование советской поры с его пропагандистской риторикой в ущерб задачам искусства.

Особенно вдохновляет в этом контексте активно поддержанная Минкультом РФ идея профинансировать в 2013 году фильм об Ахмате Кадырове – сначала полевом командире, сражавшемся против федеральных войск, а потом первом президенте Чечни. Тема такого социального масштаба, полагаю, по плечу лишь таким богатырям нашего экрана, как Никита Михалков или Федор Бондарчук. Их имена, кстати, уже называются в связи с этим проектом. Но один сейчас снимает «Солнечный удар» по Ивану Бунину, другой – фильм с ответственным названием «Сталинград». Скорее всего, в их отсутствие освоить бюджет будущего киноколосса охотно возьмутся «мастера быстрого реагирования», и вся эта «социально ориентированная» киноистория закончится конфузом. Боюсь, с такими креативными подходами наше кино  с точки замерзания не сдвинется и в будущем году.

Публикуется 19.12. в "Труде".

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email