Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

«Лицо знакомое, в кино не снимался?»

опубликовал | 28 января 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (47) - комментариев (0) -


«Лицо знакомое, в кино не снимался?»

После долгого перерыва Шварценеггер представил новый фильм со своим участием

Звезда боевиков, миллионер, экс-губернатор Калифорнии, идол бодибилдинга и обладатель титула «Мистер Олимпия» семь раз (!), Арнольд Шварценеггер пожаловал в Москву в рамках мирового промо-тура нового фильма с символичным названием «Возращение героя». Увы, в отличие от «добрых» российских законов, «злые» американцы не разрешают политикам первого звена баллотироваться больше двух раз. Поэтому отработав ударно 6 лет губернатором (калифорнийцы, впрочем, остались неудовлетворены результатами его деятельности), примерный республиканец Арни вернулся в кино. И здесь его ждали…

То, что «Conan the Republican» (как называл актера Буш-старший), —культовая фигура, еще раз подтвердилось морозным утром у отеля «Ритц-Карлтон», который был буквально схвачен в кольцо фанатами. К тому же на Тверской перед гостиницей скопилась кавалькада черных правительственных лимузинов. (Известно о дружбе могучего терминатора австрийского происхождения с «мистерами» Медведев и Путин. С Путиным актер-губернатор мог с свободно изъясняться на родном немецком.)

На встрече с журналистами неколебимый Арни много шутил, во время фото-кола демонстративно отвернулся от камер лицом к афише фильма, мол, что вы меня снимаете —вот главное! Тем не менее и туча шкафообразных охранников в черном, и манера торжественно «нести себя» вводили в заблуждение, казалось, приехал не просто актер, даже не кинозвезда, а президент большой страны. Кстати, известно, что мистер Шварценеггер, поддержал идею поправки к Конституции США, разрешающей гражданам, родившимся за пределами страны, баллотироваться в президенты. Многие уже предвкушают, насколько легко актер впишется в новую роль отца нации, тем более что президентов он переиграл немерено.

Хотелось прежде всего расспросить его о нерасторжимой связи столь разных и схожих родов занятий.

«Новая». В последние годы вас часто спрашивали о сходстве профессий политика и актера. Но какой опыт политика, возвращаясь в профессию сегодня, вы взяли в свой актерский багаж?

А.Ш. Я думаю, с тех пор, как актерство стало моим главным занятием, я действительно набрался иного жизненного опыта, стал мудрее. И, безусловно, новые краски и средства выражения добавил к актерским способностям. Но нет сомнения, что и лицедейство помогало мне в политической деятельности. И вот сейчас, возвращаясь на съемочную площадку, я испытываю волнение. Примут ли мою работу фанаты? Как отреагирует широкий зритель?

Конечно, здесь я не для того, чтобы говорить о политике. Тем не менее скажу, что многие актуальные вопросы волновали и волнуют меня сегодня. Во всем мире кризис. Схожие проблемы скопились повсюду, и надо их решать. Находить работу для миллионов выброшенных на улицу. Вернуть экономику в нормальное русло. Не истощать окончательно землю, искать и находить альтернативные источники энергии: из воды, солнца, ветра.

Журналисты интересовались у актера, известность которого позволяет считать его народным артистом России, не предложил ли ему Владимир Путин гражданство, как его коллеге Депардье.

А.Ш. Я не обсуждал этот вопрос с вашим президентом, да и система налогов в США иначе устроена, чем во Франции. Но я люблю приезжать в Россию. Я был фанатом российских силачей: Жаботинского и Алексеева. Я равнялся на них в 70–80-е, когда выпускали «Красную жару». Я обязательно приеду на Зимние Олимпийские игры, и то, что Россия создает в Сочи, —это невероятно.

Много раз я приезжал к вам, будучи губернатором, сегодня представляю новый фильм. Ведь в России развивается огромный кинорынок. А я очень рад, что кино становится глобальным бизнесом.

Роль шерифа 38-й губернатор Калифорнии сыграл вфильме модного корейского режиссера Ким Чжи Уна («Тихая семья», «Горько-сладкая жизнь», «Я видел дьявола», «Хороший, плохой, долбанутый»), она писалась специально на Арни. Возможно, поэтому текст его шерифа Рэя Оуэнса звучит, словно его произносит не персонаж, а сам актер. Вот 66-летний Шварценеггер появляется на экране. Он еще в неплохой форме, но не скрывает возраста: лицо прочеркнуто морщинами, никаких следов подтяжек (в отличие от соратников по оружию, вроде Сталлоне). «Тебя без формы не узнать», «Откуда у вас такой рельеф, шериф? Давно качаетесь?», «Вы боролись с наркомафией Лос-Анджелеса?», «Лицо знакомое, в кино не снимался?»

«Кто ты такой?» «Я —закон», — последние слова шериф произносит после выстрела бандиту в голову, когда спрашивающий уже не слышит ответа. Кроме того, Арни больше не супергерой. Дело не в возрасте. По-прежнему непобедимый (закон жанра), он уязвим. Его избивают, режут стеклом, швыряют, словно сноп с сеном.

«Твое время ушло, старик!» — бросают ему в лицо. И на протяжении всей картины он доказывает обратное.

Это первая большая роль актера почти за 10 лет. Шварценеггер играет вышедшего в отставку полицейского, ставшего шерифом маленького сонного городка Соммертон на границе с Мексикой. Фильм, прямо скажем, несколько архаичный, но живой, наполненный неуемным весельем, прошит очередью трюков.

«Это история изгоя, — говорит актер, — который должен остановить сбежавшего от ФБР главу наркокартеля вместе с его бандой, который не слишком надеется победить, но у него нет выбора: ему приходится победить, чтобы защитить город». Вроде бы Шварценеггер говорит про роль… А кажется, что про себя.

А.Ш. Я хотел бы сказать, почему люблю играть полицейских. Мой отец был офицером полиции. Посмотрите мою фильмографию, я играл разных служителей закона: работников ФБР, секретных агентов, полицейских. Но мне с детства хотелось стать кем-то больше, чем простым полицейским. Уехать в Америку, стать актером.

Став больше, чем полицейским, Арни осуществил свою мечту.

«Когда мне было 18 лет, я служил в армии. По 15 часов в день водил танк. До этого научился водить 16-колесные грузовики —это было необходимо, чтобы водить танк. Я был хорошим водителем. И очень привязался к своему танку. Потом я стал бодибилдером, актером, владельцем ресторана. Но мечты никуда не деваются. Мне так хотелось привезти танк из австрийской армии, чтобы он был со мной. Представляете, как трудно было его найти. Именно тот самый —Н-47, 1955 года, номер 331.

В итоге я заплатил только за перевозку: это был подарок австрийской армии мне. Мы отправили танк в Америку, поставили новый мотор, гусеницы, перекрасили. Теперь он как новый. Используем его в фильмах, катаю на нем детей. Однажды даже на танке приехал на пресс-конференцию. Но по Лос-Анджелесу на нем не езжу и в людей не стреляю.

«Я видел много смертей и крови, я знаю, что нас ждет», — это уже речь не мальчика, но мужа, «последнего героя» шерифа Оуэнса. Того, что вместе с четверкой соратников, защищает свой городок от целой армии головорезов с базуками, штурмовыми и снайперскими винтовками. В вооружении соммертян школьный автобус, грузовик с арбузами, пулемет «Максим», доставшийся фрику, хозяину магазина оружия, от русского прадеда. И сознание справедливости: «Это наш город». Понятно, дальше будет аттракционная перестрелка под названием «Добро пожаловать в Соммертон». Лучший номер непокорного Арни — выстрел в падении вместе со своей жертвой.

Он признается, что возвращение в кино было не совсем простым: «Это как кататься на велосипеде после большого перерыва. Наверное, сможете, но будут сомнения. Меня подкупила эта чудесная киноистория, пронизанная юмором. К тому же снимал ее король боевиков Ким Чжи Ун. Да, он не очень хорошо говорил по-английски, но я полностью понимал, чего хочет он добиться от актеров, как нагнетает динамику. В общем, было довольно странно «возвращаться», но я рад: словно вернулся в дом, где тебя давно ждали…»

Сборы «Возвращения героя» в США, к сожалению, не порадовали продюсеров. Возможно, для поколения тинейджеров старик Арни уже вышел в тираж? Или отлучаться с экрана надолго не стоит, широкая публика —дама, страдающая амнезией. Впрочем, армия верных поклонников «Бегущего человека», «Конана-варвара», «Коммандо», «Терминатора», «Хищника», «Стирателя», а также всех ответственных за конец света, готова глотать все сценарные поддавки и несуразности нового фильма. В нем ФБР — чистые дети, без помощи «последнего киногероя», беззащитные и глупые, как мухи, перед лицом беспредельщиков наркомафии. Зритель пришел на бенефис актера, несмотря на неюные годы, возвращающегося на сцену боевика после долгой деловой командировки. Поэтому даже после патетической фразы «Моя честь не продается» — в зале звучат аплодисменты.

P.S. Почти под занавес встречи взрослый дяденька Шварценеггер сделал неожиданное признание:

«Иногда думаю, а хотел бы я сам быть Терминатором? Наверное, нет. А жаль, я бы мог не спать — сон забирает так много времени. Пока не спал, мог бы что-то выучить, найти еще какую-нибудь работу, делать то, чего никогда не делал...» Чисто ребенок. Теперь понятно, почему он будет сниматься в «Терминаторе-5».

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email