Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Замочи Годзиллу

опубликовал | 11 июля 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (62) - комментариев (1) -

Замочи Годзиллу

Один из главных выдумщиков современности Гильермо дель Торо снял фантастический «Тихоокеанский рубеж»

Юрий Гладильщиков

Гигантским монстрам человечество противопоставляет огромных роботов, каждый из которых управляется двумя пилотами одновременно

Про выходящий сегодня 180-миллионный (по затратам в у.е.) «Тихоокеанский рубеж» Гильермо дель Торо говорят, что это «трансформеры против Годзиллы». Но эффектное определение неточно. Ведь изобретенные будущими конструкторами гигантские роботы, которые сражаются ради выживания гомо сапиенс с морскими монстрами, не похожи в этом фильме на трансформеров.


Индейцы Карибского моря


Скорее напоминают внешним видом и вооружением исполинских айрон мэнов, тем более что ими управляют люди. А Годзилла в фильме не одна: их много — они клоны.

Короче, зрелище невиданное. Уже в этом его плюс.

О чем это

О том, что пришельцы-агрессоры на Землю все-таки явились.

Тоже мне новость, особенно для Голливуда последних сезонов, съязвите вы.

Новость, отвечу я. Потому что явились они не из космоса, откуда их всегда ждали, а из земных океанских глубин. Другое дело, что из глубин не вполне реальных: в тихоокеанском разломе открылся порт в иное измерение.

Ценитель монстров мексиканец Гильермо дель Торо, которого кто-то полюбил (а кто-то возненавидел — я о таких наслышан) после «Лабиринта Фавна», а кто-то после его первого «Хеллбоя», не был бы дель Торо, если бы не попытался этих своих пришельцев тщательно описать и классифицировать. Если верить фильму, они бывают четырех категорий. В финале появится чудище невиданной ранее пятой категории. Как сообщает пресс-релиз фильма, у них разный нрав и внешний вид. Но в суете боев, большинство из которых происходит в морских водах, так что пришельцев приходится в прямом смысле слова мочить (а в спокойном виде мы их не видим), почувствовать разницу сложно. Годзилла — она и есть Годзилла: хвостатый гигантский ящер-кошмар. В фильме их именуют по-японски — кайдзу.

Первый кайдзу возник из пучин в 2015-м, если правильно запомнил, году. К тому моменту, когда на шестой день его наконец уложили с помощью авиации и средств ПВО, он успел вытоптать несколько городов. Тогда люди изобрели егерей, роботов размером с небоскреб, каждым из которых управляют двое пилотов, соединенных нейронной связью. Егеря почти одолели кайдзу, но те вдруг усовершенствовались и начали хладнокровно уничтожать человекороботов.

В фильме все это — предыстория, на которую отводится минут пять, не больше. Дальше начинается собственно история. Егерей осталось всего четыре штуки (одним, четвертой категории — тут тоже категории — управляют китайцы, другим — русские с карикатурно балканской внешностью по фамилии Кайдановские: дель Торо явно ценит «Сталкера» Тарковского). Зато кайдзу стали появляться чаще, чем прежде. А потом и по двое сразу.

Судьба человечества повисла, как вы сами понимаете, на тонком волоске.

Тут-то главный негр, отвечающий за егерей, возвращает из небытия искусного молодого пилота, ушедшего из проекта после гибели в битве с кайдзу его брата. В пару к нему пробивается японская девушка. Им дают самого древнего из сохранившихся егерей — не цифрового, а аналогового, работающего на атомной энергии. В них никто не верит. Как вы полагаете, спасут они человечество или нет?


Что в этом хорошего

Неделю назад я разругал «Одинокого рейнджера», поскольку он заставляет вспомнить о конструкторе LEGO — весь сложен из готовых деталек, заимствованных из других картин.

Сейчас начну противоречить сам себе. «Тихоокеанский рубеж», строго говоря, тоже сложен из шлакоблоков. В основе фильма не только уже упомянутые «Годзиллы» и «Железный человек» (а также, все-таки соглашусь, отчасти и «Трансформеры»), но и «Монстро». И все-все фильмы, в которых неудачники становятся в итоге супергероями и спасителями человечества, причем с помощью старой техники, почти списанной в утиль. И предурацкий «День независимости» (не вдаваясь в детали, замечу, что наши в итоге одолевают иноземных супостатов с помощью очень похожей тактики).

Вообще фильм напоминает компьютерную игру. Не только потому, что очень сильно напоминает. Но и потому, что герои-пилоты, сражаясь с кайдзу, тоже ощущают себя словно бы внутри компьютерного симулятора. Они совершают телодвижения — а те отражаются нет, не в действиях некоего персонажа на экране, но в реальных действиях робота-исполина.

Первый же, кого я встретил после показа «Тихоокеанского рубежа» для московской прессы, заявил: какая ерунда! (Впрочем, во вкусах я с этим человеком, при всем уважении к нему, совпадаю редко, и вообще он продюсер. Русские продюсеры легко распознают голливудскую чушь, они умнее голливудских. Правда, никак отчего-то не могут создать конкурентоспособные картины.)

Почему же «Одинокий рейнджер» меня не завел, а «Тихоокеанский рубеж» очень даже? Магия режиссерского имени (дель Торо для меня талант, а режиссер «Рейнджера» Гор Вербински — всего лишь талантливый середняк)? Может, и магия.

Но главное вот в чем. Несмотря на то что все битвы земных монстров с чужими нарисованы на компьютере, несмотря на предсказуемость финала (конечно, ощутимо, что дель Торо был закован в наручники правил — наши обязаны победить, иначе он развернулся бы ого-го как!), в фильме есть чему сопереживать, есть драйв, есть юмор и удивительные, истинно оригинальные эпизоды. Например, здорово придуман момент синхронизации, когда два пилота, дабы управлять роботом-гигантом, должны слиться мозгами: памятью, опытом — и за мгновения все узнают друг про друга.

Да и вообще, кому как, а мне было попросту ин-те-рес-но.

Фокусы

Дель Торо не мог не пригласить своего любимого актера, одного из лучших фриков мирового кино Рона Перлмана, дважды сыгравшего в его картинах Хеллбоя. Все эпизоды с Перлманом — хохмаческие. На сей раз Рон изображает циничного коммерсанта-бандита, который зарабатывает на кайдзу: он завоевал монопольное право на использование их трупов.

Тех редких, кто досматривает фильм до окончания финальных титров (к этому моменту в наших залах не остается почти никого, тем более что кинотеатры, дабы поскорее избавиться от зрителей и сократить время между сеансами, тут же зажигают свет), ждет небольшой сюрприз. На экране вновь появляется персонаж Перлмана, и с ним происходит кое-что сверх того, что произошло в фильме.

Наш вариант рекламного слогана

Больше Годзилл, огромных и разных.



комментарии (1)

Александр Зиновьев 12 июля 2013, 02:35

Ни замачивать, ни смотреть не стану.


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email