Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Срок до 16

опубликовал | 13 июля 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (92) - комментариев (1) -

"Срок до 16": актер Д.Кубасов о Гурченко, Балабанове и путинском кино

Актер и режиссер Дмитрий Кубасов, известный зрителям по ролям в фильмах «Детям до 16», «Башня», «Груз 200» и сериалу «Каменская», в последнее время резко сменил сферу деятельности и теперь занимается документалистикой, снимая фильмы о российских протестах «Зима, уходи» и «Срок». В интервью корреспонденту РБК Евгению Медведеву Дмитрий рассказал о российском кино, голливудском «Макдональдсе», системе Станиславского и новой реальности из русской энергетики.

Выпускник театрального института им. Бориса Щукина Дмитрий Кубасов известен в первую очередь как актер: еще студентом он сыграл в картине «Груз 200» Алексея Балабанова, затем – в фильме Филиппа Гранрийе «Озеро», участвовавшем в «Горизонтах» Венецианского кинофестиваля. После последовали первая полнометражная роль в успешном отечественном хорроре «С.С.Д.» и образ слепого музыканта в «лебединой песне» Людмилы Гурченко «Пестрые сумерки».

Однако опыт Гранрийе и советы Отара Иоселиани направили Кубасова в мир авторского кино, и Дмитрий занялся документалистикой в мастерской Марии Разбежкиной. Как режиссер он снял короткометражки «Таня-5» и «Алехин», был соавтором проектов «Зима, уходи!» и «Реальность».

– Почему ты решил стать актером?

– В 10 классе я объективно оценил свои возможности и понял, что могу поступить только в театральный институт. Алгебра и геометрия мне давались с трудом, в итоге я оказался в «Щуке» на курсе Шлыкова. Куратор у нас был достаточно строгий, после 1-го курса отчислили десять человек, зато преподавали замечательно: весь первый курс прошел в институте, у нас были ночные занятия, мы целиком были в процессе.


– Дима, твоей первой ролью в большом кино был образ Славика в фильме «Груз 200». Чем тебе запомнился работа с Алексеем Балабановым?

– Балабанов, безусловно, один из лучших режиссеров нашей страны. Даже те три съемочных дня запомнились в этом смысле остро: вся съемочная площадка была пропитана харизмой режиссера. Балабанову было важно сделать картину, и все прекрасно это понимали и работали на полную отдачу: и ассистенты, и операторы, и актеры. Тогда я обратил внимание: Алексей точно знал, чего он хочет, как настоящий режиссер. Он редко давал замечания, но четко понимал, что ему нужно. «Груз 200» - это один из лучших российских фильмов, снятых за последние 15 лет.

– Актер Кубасов уже успел сняться и в зарубенжном кино (фильм Филиппа Гранрийе «Озеро» снимался во Франции). В чем разница между российским и западным кинематографом?

– «Озеро» нельзя назвать классическим западным фильмом, это специфическая картина, абсолютно авторское, камерное кино, которое снималось очень маленькой группой людей, где режиссер выступил и оператором, и сценаристом. Но из этого не следует, что западный кинематограф именно такой.

В российском кино, если съемки назначены на 9, а начинаются в 11 – это успех и победа.
Главным отличием съемок на Западе стали порядок и пунктуальность. Если в расписании указано, что в 08:30 грим, потом – костюмы, а в 09:00 – мотор, то съемки начнутся ровно в 09:00. Организация на площадке работала как часы. В нашем кинематографе получается как-то иначе, и то, что указано в вызывном листе, на практике почему-то не учитывается. В российском кино, если съемки назначены на 9, а начинаются в 11 – это успех и победа.

Личность Гранрийе, пожалуй, сильно повлияла на меня, и я рад, что мы встретились. Быть может, поэтому я и увлекся режиссурой.

– Фильм «С.С.Д.» Вадима Шмелева — это хоррор. Не страшно было участвовать в фильме ужасов? Почему ты вообще согласился на это проект?

– Этот фильм стал моей первой главной ролью в полнометражном отечественном фильме. Это качественный жанровый продукт. До премьеры «С.С.Д.» в России не было ни одного случая успешного хоррора, а здесь, наконец, получилось. В нашей стране проблемы с жанровым кино, с донесением его до зрителя. У нас только 5% фильмов доходят до кинотеатра, и «С.С.Д.» попал в эту категорию и успешно прошел в прокате.

– Вместе с тобой в хорроре сыграла известная телеведущая Анфиса Чехова. Многие критически относятся к ней как к актрисе. Как ты оцениваешь ее игру в фильме?

– Поймите, эпоха актерского кинематографа подходит к концу. Сегодня сложилась такая ситуация, когда любой человек способен сыграть роль, потому что и в жизни мы тоже играем, теперь это возможно перенести на экран. Говорить о том, что Чехова — хорошая или плохая актриса, не стоит. В «С.С.Д.» она играла саму себя, и у нее это получилось более чем успешно.

Поймите, эпоха актерского кинематографа подходит к концу. Сегодня сложилась такая ситуация, когда любой человек способен сыграть роль, потому что и в жизни мы тоже играем, теперь это возможно перенести на экран.
– Ты сыграл роль слепого музыканта в картине Людмилы Гурченко «Пестрые сумерки», который стал одновременно и режиссерским дебютом, и последним фильмом выдающейся актрисы. Можно сказать, что Гурченко научила тебя чему-то важному?

– Съемки этого фильма, конечно, были потрясающими. Работы пришлись на очень сложный период – кризис 2009г., когда денег на съемки попросту не хватало. Людмила Марковна очень хотела увидеть картину на экране и приложила к этому и все силы, и все средства. Она ни разу не опоздала на съемки за все это время, работала на полную катушку от начала и до конца и стала примером для всей съемочной группы.


– Многие критики уверены, что роль Киры в фильме «Детям до 16...» стала твоей лучшей актерской работой. Ты согласен с этим мнением?

– Нельзя сравнивать роли, ведь все они совершенно разные: кому-то нравится одно, кому-то – другое. Я только могу сказать, что эта роль была близка мне по сути. Я чувствовал, знал, как в ней существовать. Еще одно достоинство картины – прекрасный партнер Анна Старшенбаум, с которой мы близко подружились. Нам было любопытно работать друг с другом, и ей тоже было очень важно сделать эту роль хорошо, сыграть качественно. Мы вместе проводили много времени, разговаривали, спорили, как не сфальшивить, как сыграть так, как если бы все было в жизни. Еще стоит вспомнить прекрасного оператора Сергея Михальчука, этот фильм – и его заслуга. Он снял «Любовника» Валерия Тодоровского, отлично снял.


На мой взгляд, «Детям до 16...» – одна из лучших режиссерских работ Андрея Кавуна. Конечно, российскому зрителю он больше запомнился по фильмам «Охота на пиранью» и «Кандагар», но здесь получилась такая проникновенная человеческая история. И неудивительно, что многие подростки, особенно девушки, по-хорошему от фильма фанатеют.

– После «Детей..» у тебя было некое актерское затишье, ты занялся режиссурой. Но сыграл в фильме «Холодно» твоей знакомой Авдотьи Александровой. Чем запомнилась эта картина, и когда она, наконец, выйдет на экраны?

– «Холодно»…Я уже и не помню, когда мы его начали снимать, процесс длится уже несколько лет, летом мы его, наконец, досняли. Когда картина выйдет на экраны — надо уточнить у самой Дуни. Опыт был крайне интересный и полезный. К тому моменту я уже сыграл в нескольких фильмах у знакомых и, наконец, понял, что актер — это всегда исполнитель, он не творец, он работает, действует и строит образ в рамках очень узкого поля, а мне хотелось создавать миры. Этим и объясняется разворот.

Наконец, понял, что актер — это всегда исполнитель, он не творец, он работает, действует и строит образ в рамках очень узкого поля, а мне хотелось создавать миры. Этим и объясняется разворот.
– И так ты занялся документалистикой?

– Сейчас художественное кино стремится к правдоподобности, реализму, это наметилось еще в 1990-е гг. Братья Дарденны, датчанин Ларс фон Триер – они первые это показали, сделали художественные фильмы, где кажется, что все настоящее. Документалистика изучает жизнь. Я не хотел поступать во ВГИК, и здесь большую роль сыграла Мария Разбежкина. У нее есть школа, и я чувствовал, что это то, что мне нужно. Для меня это был необычный опыт, реальный мир, где мир и сама жизнь намного интересней, чем какие-то сценарные ходы. И это, пожалуй, куда правильней, чем конструировать из реальной жизни какие-то нелепые и непонятные штуки. Документалистика – это проживание, переживание жизни, а Разбежкина учит нас, что называется, надевать правильную оптику.

– Расскажи о своем режиссерском дебюте.

– Мой первый режиссерский опыт – фильм «Таня-5». Он рассказывает о женщине-таксистке из Владимирской области. Картина стала довольно успешной, она взяла приз в Саратове, участвовала в конкурсе в Германии, завоевала главную награду фестиваля «Святая Анна». Что мне особенно приятно – те люди, что профессионально занимаются кино, они говорят, что им этот фильм понравился.

– После этого был фильм «Алехин», повествующий о жизни вокалиста группы «Макулатура» писателя Евгения Алехина и его отношениях с девушкой Оксаной. Ты познакомился с ним на съемках картины «Холодно».

– Да, я долго вынашивал идею фильма о своих ровесниках, хотел описать взаимоотношения между парнем и девушкой, это должно было стать центральной темой. Месяцев семь искал героев, а потом они случайно появились в моей жизни на съемках на Финском заливе. Я наблюдал за Оксаной и Женей со стороны и пожалел, что у меня не было с собой камеры: оторваться от них было невозможно. Тогда у меня появилось ощущение, что я уже снимаю кино.

Мне было интересно найти кино там, где его на первый взгляд нет, рассказать современную историю, действия которой разворачиваются в Москве. При этом мне хотелось рассказать страстную историю. Три месяца я жил с Женей и Оксаной в их съемной квартире, за это время наши отношения изменялись то в лучшую, то в худшую сторону, и психологически приходилось не просто. Моя задача заключалась в том, чтобы они не боялись камеры и раскрылись, свободно проживали свою жизнь с ее трудностями и невзгодами. Когда мне это удавалось, я был счастлив.

– При этом сам Алехин остался недоволен фильмом и даже не хотел, чтобы он вышел на экраны?

– Значит, я выполнил свою задачу. Если герою нравится фильм о себе, значит, режиссер снял г-но, а если герою не нравится – значит, в этом фильме что-то есть. Вообще фильм «Алехин» вызвал бурю эмоций, стал скандальным событием на фестивале «Артдоксфест», и мне это льстит. Но многим фильм понравился. Я сейчас уже не хочу его оценивать, я живу другими проектами. Главное в «Алехине» то, что фильм получился. Многие режиссеры говорят о проблеме фильма номер №2, страхе перед второй картиной. На моем опыте приключилась такая же ситуация. Если дебют удался, то начинать новый проект, не опустить планки — очень сложно. Первый фильм я сделал за 3 месяца, на второй ушли 2 года моей жизни. И хорошо, что «Алехин» состоялся.

Значит, я выполнил свою задачу. Если герою нравится фильм о себе, значит, режиссер снял г-но, а если герою не нравится – значит, в этом фильме что-то есть.
– После «Алехина» ты участвовал в проекте «Зима, уходи!» Как появилась идея снять фильм о российском протесте, что стало двигателем?

– В свое время к Марии Разбежкиной обратился главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Он предложил сделать фильм о протестном движении, о том, как люди стали выходить на площади. Он хотел снять короткометражку, но мы так увлеклись проектом, что решили не останавливаться. Нам было понятно, что финала в истории нет, что занавес – там, где президентские выборы. И мы взяли на себя ответственность и продолжили снимать дальше. Мы должны были запечатлеть историю, которая творилась на наших глазах. Этот фильм оказался самым успешным проектом: он завоевал множество призов, участвовал в десятках фестивалей, объездил весь мир, но это так, просто приятно, и не более того.


– По-твоему, можно сказать, что традиционный художественный кинематограф умирает, уступая месту документалистике?

– Посмотрите, какая ситуация сейчас сложилась в кинематографе. Есть кино, которое снимает коммерческий режиссер, это Голливуд, где все повязано на деньгах. Но Голливуд — этакий «Макдональдс», понятно, что туда будут ходить больше людей, понятно, что он будет говорить о популярных, но фальшивых вещах. И есть авторское кино, кино про себя, про внутренний мир режиссера. Вообще любое кино либо задевает, либо нет, либо работает, либо нет. И второе нельзя назвать настоящим кино.

Но Голливуд — этакий «Макдональдс», понятно, что туда будут ходить больше людей, понятно, что он будет говорить о популярных, но фальшивых вещах. И есть авторское кино, кино про себя, про внутренний мир режиссера.
Кинематограф — это молодое искусство, ему сегодня всего сто лет. Но уже сейчас наметился поворот к традициям, возврат к истокам. Кино рождалось как документалистика, но после туда проникли театральные законы, игра по системе Станиславского и, конечно, коммерция. Сегодня же мы снова в ситуации с «Прибытием поезда» Люмьеров, «Выходом рабочих с фабрики». Теперь на экране ты видишь реальных конкретных персонажей, и это работает. И это касается и художественных фильмов.

– Это интересное мнение. Сейчас ты целиком и полностью занят в проекте «Реальность», аналогов которого в мире пока не было. Расскажи подробней о своей нынешней работе.

– Проект «Реальность», придуманный Александром Расторгуевым, Павлом Костомаровым и Алексеем Пивоваровым, повествует о жизни обычных россиян. Это антропологическое исследование, где герои сами записывают собственную жизнь на видеокамеру. За несколько месяцев работы к нам на кастинг пришли больше 1,5 тыс. человек, мы думаем остановиться, когда соберем около 5 тыс. кандидатов. Сотни уже принесли отснятый материал. Наша задача состоит в том, чтобы сделать из этого хоум-видео полноценное кино. Мы извлекаем кино из самой жизни.

Это первое в мире народное кино – не фальшивое, не наигранное. Здесь все герои разные, каждый цепляет чем-то своим, кино рождается из этой загадочной русской энергетики, из противоречивого, таящего в себе страх, из вулканической породы, и эта сил, эти чувства, реальность прорываются из изнанки на экран. И нам очень хочется, чтобы это дошло до максимальной аудитории. И чтобы даже Путин снял про себя, чтобы он через год осознал, что нужно снять свою жизнь и хоть как-то раскаяться и оправдаться. Ты представь: он просыпается, завтракает, разговаривает с женой, - чтобы все это попало на пленку.

Я даже не знаю, чем все это закончится. Хотя все нормально, все будет нормально….

– Этого тебе и желаем. Спасибо за интервью, надеемся, что ты продолжишь радовать нас своим творчеством.

12 июля 2013

Читать полностью: http://top.rbc.ru/viewpoint/12/07/2013/865808.shtml

комментарии (1)

Александр Зиновьев 14 июля 2013, 02:31

Всё так, всё так...


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email