Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

ИЕРАРХИЯ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ МИРА. III ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

опубликовал | 25 июля 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (2998) - комментариев (1) -

ИЕРАРХИЯ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ МИРА. III ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ.

Режиссер и продюсер смотрят только что снятый фильм.
Режиссер: - Я вот как зритель не могу понять:
как мужичок с таким здоровым пузом, тонкими
ножками и широкой жопой может побить пять
здоровых бугаев? Продюсер: - Сам знаешь,
деньги нам платит не Кличко, а МакДональдс!

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ КИНОФЕСТИВАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Кинофестивали! Кто только их ни бранит! Иногда только действующие руководители стран получают в свой адрес больший ушат помоев, чем столь безобидные культурные мероприятия. Упреки эти не высосаны из пальца. Бранят фестивали за дело. Это и политическая ангажированность, и капризы жены Председателя жюри, и обилие призов, когда награждается буквально каждый участник (если картина - бездарна, то можно дать приз ее костюмеру за многолетний вклад в рачительное сохранение костюмов на складе “Ленфильма”).

Проблема первая

Кинофестивалей слишком много. Во всем мире уже больше 6 тысяч. В СНГ около двухсот. В России около 90. Призов, номинаций и наград еще больше. Участники множатся как грибы. В результате престиж каждого отдельного фестиваля и каждого отдельного приза падает. Каждая область, каждый губернатор в Богом забытой области или штате полагает за честь провести у себя кинофестиваль с купеческим размахом. Фестивали разъедает инфляция достижений.

Проблема вторая

Самое ужасное заключается в том, что кинофестивали оказываются в тисках эстетического противоречия. Хуже всего, когда фильм-победитель журят за то, что он хорош. Если кинолента ни на что не похожа, то ее бранят за новизну – внебрачную дочь всякого искусства. Справедливо намекают, что картина в погоне за оригинальностью все больше и больше напоминает сон глубокого залегания, понятный только режиссеру и сценаристу. Именно поэтому даже самые преданные киноманы не успевают за фестивальной модой.

Проблема третья

Если лауреат фестиваля даже на кончик ноготка вторичен, то его костерят за “бессовестный плагиат”. Самый насмотренный киновед Сергей Кудрявцев найдет аналог в венгерском кино 1958 года и прибьет фильм в два пинка. Оцепеневшие от ужаса режиссер и сценарист, которые, естественно, источник в глаза не видели, разуверятся в возможности что-то придумать новое и будут нести до скончания века клеймо “плагиаторов”. А как же иначе? Ведь “Настоящее произведение искусства создает трещину в глади наших представлений о мире, о наших связях с людьми”.

Проблема четвертая

Часто на кинофестивалях награды раздают как монетка ляжет. Жюри состоят из очень небольшого количества людей, порой весьма случайных, разнокалиберных и далеких от кино. Пять, шесть, иногда восемь человек. Я сам был участником жюри на довольно известном кинофестивале. Ох… Ну, что сказать? Как же эфемерен и сиюминутен выбор лауреатов! Например, 5 человек в жюри, а один застрял в пробке. Два голоса против двух. Ничья. Но один голос - самый главный или самый громкий. О тайном голосовании никто и не заикается. Большие и заслуженные участники жюри утюжат своим весом участников небольших и незаслуженных. Председатель жюри при этом “ненавязчиво-навязчив”. А приехал бы пятый участник на метро, то приз и слава улетели бы на другой континент. Никто бы и не заметил отчего.

ОДНАКО…

Забудьте обо всем, что я написал выше. Доля истины в этой критике есть, но все же только доля, а не все истина. Парадокс в том, что история мирового кино на 80% - это история мировых кинофестивалей. Фестивали нужны кино. Они – насущны и необходимы, несмотря на все свои недостатки. Они формируют вкус. Они исподволь как бы “снимают фильмы”, направляя течение кинематографа в то или иное русло. Загвоздка в том, что фестиваль фестивалю – рознь. Фестивальные призы - ой как не равнозначны! Есть знаковые кинофестивали. Есть значимые призы, а есть пестрые, но пустые сборища, щекочущие тщеславие кинематографистов и их родственников.

Да, фестивали изобилуют всяческими фуршетами. Приглашаются сотни чиновников, гостей и “друзей старых помрежей”, которых никто уже и не помнит. Встречи эти дарят иллюзию общения, питают непомерное тщеславие, перерастающее уж слишком часто в разочарование.

C'est la vie. Здесь - не кино, представленное на экране, находится в центре внимания, не за-экранный мир героев и персонажей, но мир пред-экранный, мир людей, которые не по благодати, а только лишь по косвенной причастности связаны с кино. Особенно изобилуют этими канапэ и посиделками фестивали второстепенные. Даже аккредитованные журналисты не помнят порой победителей Ханты-Мансийского фестиваля “Дух огня” или Анапского фестиваля “Киношок”.  Принимали живительное участие, лауреатов не помнят, а помнят, как Жерар Депардье тонул в Черном Море, будучи под мухой.


Даже аккредитованные журналисты не помнят порой победителей Ханты-Мансийского фестиваля “Дух огня” или Анапского фестиваля “Киношок”. Принимали живое участие, лауреатов не помнят, а помнят как Жерар Депардье тонул в Черном Море, будучи “под мухой”.
Ну, ладно. Не будем уж такими занудами. Хоть и разбег порой на рубль, удар на копейку, а для стариков-помрежей – немалая радость в 70-то лет получить приглашение – Помнят! Не забыли. И на том спасибо.

С одной стороны, мы видим, что стороны кинофестивали несут на себе бремя проблем. С другой стороны, очевидно, что ряд ведущих фестивалей формирует современный кинематограф, отражает все его переливы и способствует развитию кино как искусства. Так как же отделить агнцев от козлищ? Как отсеять драгоценные изумруды и сапфиры из тонн руды?

Давным-давно особенно в родных пенатах идут разговоры о создании строгих критериев, точного рейтинга, иерархии кинофестивалей, согласно которым государство могло бы эффективно финансировать кино. Разговоры эти не прекращаются, а только разгораются все с большей силой. Я предлагаю в этой статье попытаться подумать о методах формирования иерархии, о выборе критериев. Тем более что никуда от этого не деться.


ГЛАВА 2. ТРАДИЦИОННАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ МИРОВЫХ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ.
Существует огромное количество классификаций и рейтингов кинофестивалей. Как и все остальные рейтинги и классификации, эти “списки 100, 500 лучших фильмов, режиссеров, городов, картофелечисток” и вообще всего на свете никогда никого не удовлетворяют полностью. Каждый стремится их переиначить по-своему. Тем не менее, каждый с ними считается и старается попасть туда изо всех сил.
Главной для журналистов и самой манящей для работников киноискусства является классификация Международной федерации ассоциаций кинопродюсеров FIAPF (Fedération International des Associations de Producteurs de Films(фр.); International Federation of Film Producers Associations(англ.)). Аккредитацию FIAPF имеет 52 кинофестиваля. Это немного, учитывая то, что в мире насчитывается несколько тысяч кинофестивалей. Точную цифру назвать никто не в силах, поскольку кинофестивали рождаются и исчезают каждую неделю во всех уголках Земли.
Согласно FIAPF все фестивали делятся на 4 категории. Самой престижной категорией являются 14 конкурсных фестивалей игровых фильмов. Менее значимы 28 конкурсных фестивалей специализированных игровых фильмов, 5 неконкурсных фестивалей игровых фильмов и, наконец, 5 фестивалей документальных и короткометражных фильмов. 14 конкурсных фестивалей – это “сливки” мира фестивалей, каждый из которых был, является или пытается стать законодателем мод.



Таблица 1. 14 Конкурсных фестивалей игровых фильмов FIAPF
№ Название Место проведения Впервые проведён
1 Венецианский кинофестиваль
Венеция, Италия 1934

2 Московский кинофестиваль
Москва, Россия 1935

3 Каннский кинофестиваль Канны, Франция 1946

4 Кинофестиваль в Карловых Варах
Карловы Вары, Чехия 1946

5 Кинофестиваль в Локарно
Локарно, Швейцария 1946

6 Берлинский кинофестиваль
Берлин,Германия 1951

7 Индийский кинофестиваль
Гоа, Индия 1952

8 Сан-Себастьянский кинофестиваль
Сан-Себастьян, Испания 1953

9 Кинофестиваль в Мар-дель-Плата
Мар-дель-Плата, Аргентина 1954

10 Каирский кинофестиваль
Каир, Египет 1976

11 Монреальский кинофестиваль
Монреаль, Канада 1977

12 Варшавский кинофестиваль
Варшава, Польша 1985

13 Кинофестиваль в Токио
Токио, Япония 1985

14 Шанхайский кинофестиваль
Шанхай, Китай 1993


Довольно любопытная классификация фестивалей приведена на сайте http://www.filmfestivalworld.com/. Она подразделяет их, кроме прочего, по количеству зрителей и по количеству аккредитованных журналистов

Таблица 2. 10 лучших кинофестивалей мира по количеству зрителей по версии Film Festival World.
№ Название Количество зрителей. В тысячах зрителей
1 Международный кинофестиваль в Гонконге 590
2 Берлинский кинофестиваль
430
3 Кинофестиваль Трайбека 410
4 Международный Роттердамский кинофестиваль 355
5 Монреальский международный кинофестиваль 350
6 Международный кинофестиваль в Торонто 340
7 Международный кинофестиваль Занзибара или ЗИФФ 300
8 Международный кинофестиваль независимого кино в Буэнос-Айресе
260
9 Международный кинофестиваль в Рио-де-Жанейро
250
10 Международный кинофестиваль в Новой Зеландии 240






Таблица 3. 10 лучших кинофестивалей мира по количеству аккредитованных журналистов.

№ Название Количество аккредитованных журналистов
1 Каннский международный кинофестиваль 4376
2 Берлинский международный кинофестиваль 4200
3 Generation. (Программа Берлинского кинофестиваля)
3600
4 Международный фестиваль в Сан-Диего Comic con . 3500
4 Венецианский кинофестиваль
3500
6 Международный Кинофестиваль в Клермон-Феране
2000
6 Московский международный кинофестиваль
2000
8 Международный кинофестиваль в Пусане
1695
9 Нидерландский кинофестиваль 1500
10 Кинофестиваль Трайбека
1300


ГЛАВА 3. КЛАССИФИКАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ XXI ВЕКА. ПОИСК МЕТОДА.


Беда в том, что фестивальная карта обозначенная флажками FIAPF, подвергается сомнению, как только мы начинаем рассматривать кинофестивали не с точки зрения исторических заслуг, а с точки зрения их влияния на современное кино - кино XXI века. Все время раздаются возгласы, что тот или иной фестиваль уже больше не может претендовать на роль законодателя мод, что некий новый или бурно развивающийся фестиваль незаслуженно обойден вниманием. Ругают то Карловы Вары, то ММКФ. Ставят им в пример Сандэнс или Торонто. Так было от века к веку и подобные пересуды никогда не прекратятся. “Перемен, мы ждем перемен” – гундосят прыщавые пубертаты во всех углах мира. Изменчивость мира – основа его существования. И кинофестивали здесь не исключение.

Нам же нужно только найти “штангельциркуль” для измерения “православности” фестивалей. Задача у нас непростая, но и мы не в капусте найдены.

…В мире существуют сотни списков “лучших фильмов всех времен и народов”.
Например:
“250 лучших фильмов по версии “IMDB”,
“1001 фильм, который Вы должны посмотреть за свою жизнь”,
“105 лучших фильмов мирового кино по версии журнала Empire” и так далее.

Списки эти составлены как кинокритиками, так и простыми зрителями в разное время и в разных странах, но в отличие от большинства лауреатов бесчисленных кинофестивалей, фильмы, которые в них представлены, уже много лет и десятилетий меняются вяло. Они формируют прочное и единое тело хрестоматийного кинематографа, общее поле пересечения интересов тысяч заинтересованных зрителей и историков кино. Если Вы будете изучать историю кино по одному из этих списков, то с вероятностью 75% Вы будете иметь представление о шедеврах кинематографа. Если же Вы будете изучать историю кино по списку лауреатов кинофестиваля в Сан-Себастьяне, то Вы будете знатоком фестиваля в Сан-Себастьяне. И только.

Каждый из этих списков имеет свои достоинства, и каждый, повторяю, каждый “супер-топ” можно разобрать на атомы, высмеять, не оставить от него камня на камне. Это относится абсолютного ко всем видам человеческой деятельности и ко всем фактам и феноменам вселенной. Будь это рейтинг “10 самых комфортных городов мира” или “Короткий список литературной премии “Нацбест””, каждый обделенный вниманием творец или поклонник творца носит за пазухой веский аргумент или камень, чтобы бросить с размаху даже в самый совершенный рейтинг. Если составить список “10 самых высоких гор в мире” – нет ни малейшего сомнения, что и здесь набегут орды возмущенных географов и сравняют Эверест с землей лишь для того, чтобы общественное мнение совпало с их личным мнением. Перечень высочайших вершин мира сочтут бумажкой, место которой в сортире.

Почему можно доверять каким-то спискам или рейтингам? Ответ - как бы там ни было, а “списки лучших” в той или иной степени отражают реальное положение дел в исследуемой области. Они друг на друга довольно похожи. Они дают ясную картину несведущему читателю. Разница между ними объясняется простительным субъективизмом. Ведь призы и списки составляют не роботы, а люди.

Забава в том, что каждый ниспровергатель “ничтожного топа” стремится в него попасть или хотя бы лицезреть там своего кумира. Попробуйте убрать нарочно любого крупного кинорежиссера из якобы презираемого им “100 выдающихся мастеров современного кино России” и Вам не поздоровится. Однажды я составлял список “1000 лучших кинокритиков России”. Сначала ярость иных обделенных, которые оказались на десяток мест ниже своего конкурента, была беспощадна, но каково же было мое изумление, когда те же самые люди через полгода в личной переписке просили пересчитать их вклад к кинокритику в довольно условном рейтинге, чтобы занять место повыше.

Для определения рейтинга современных фестивалей я предлагаю использовать список 150 лучших фильмов первого десятилетия, который составил в 2009 году журнал “Film Comment”. Почему этот перечень? При чем здесь фильмы, если речь идет о кинофестивалях? Потому что я предлагаю использовать этот поистине эпохальный список для того, чтобы определить какие именно кинофестивали и сколько раз открыли миру фильмы топа “Film Comment”, пригласив их участвовать в соревновании.

Этот список ни в коем случае нельзя рассматривать как истину в последней инстанции. Лучше просто на него опираться как приглашение к разговору о современном кино и о современных кинофестивалях.

В крайнем правом столбце – количество очков, которое тот или иной фильм получил в итоге голосования кинокритиков. В крайнем левом – место в рейтинге фильмов XXI века (на момент публикации списка началом века был период от 2000-го до 2009-го года). Нас, в первую очередь, интересуют не фильмы, а кинофестиваль, на котором он был впервые показан. Для того, чтобы оценить тот или иной кинофорум, мы складываем все очки из предпоследнего столбца, то есть очки, которые получили фильмы при голосовании кинокритиков. Чем больше очков, которые заработали дебютанты кинофестиваля в сумме, тем выше общая оценка кинофестиваля. Получается такая сумма добродетелей. Вклад в короткую историю кинематографа III-го тысячелетия.


В этом списке есть ошибки и неточности из-за расхождений в источниках. Однако, ПОДАВЛЯЮЩЕЕ большинство фильмов из списка появились перед публикой именно на кинофестивалях. Кое-какие ленты на кинофестиваль попали после широкого проката, а один даже после телетрансляции. Например, последний фильм Ингмара Бергмана “Сарабанда”. Тем не менее, именно кинофестивали стоят у колыбели выдающегося кино, у врат киноискусства. В значительной степени гении киноискусства – это дети кинофестивалей.

Таблица 4. 100 лучших фильмов первого десятилетия XXI века по версии журнала Film Comment.
Место Название на русском Оригинальное название Год производства Страна производства Режиссер Кинофестиваль, где впервые был показан фильм Сумма очков в рейтинге


1 Малхолланд Драйв Mulholland dr. 2001 Франция, США Дэвид Линч Каннский кинофестиваль 2808
2 Любовное настроение I'm in the Mood for Love 2010 Канада Джейсон Каман Каннский кинофестиваль 2687
3 Один и два Yi yi 2000 Япония, Тайвань Эдвард Янг Каннский кинофестиваль 1833
4 Смерть господина Лазареску Moartea domnului Lazarescu 2005 Румыния Кристи Пую Каннский кинофестиваль 1407
5 Оправданная жестокость A history of violence 2005 США, Германия Дэвид Кроненберг Каннский кинофестиваль 1303
6 Тропическая болезнь Sud pralad 2004 Таиланд, Франция, Германия Апитчатпон Вирасетакун Каннский кинофестиваль 1301
7 4 месяца, 3 недели и 2 дня 4 luni, 3 saptamani si 2 zile 2007 Румыния, Бельгия Кристиан Мунджиу Каннский кинофестиваль 1249
8 Синдромы и столетие Sang sattawat 2006 Таиланд, Франция, Австрия Апитчатпон Вирасетакун Венецианский кинофестиваль 1738
9 Нефть There will be blood 2007 США Пол Томас Андерсон Берлинский кинофестиваль 1664
10 Новый Свет The new world 2005 США, Великобритания Терренс Малик Берлинский кинофестиваль 1223
11 Платформа Zhantai 2000 Гонконг, Китай, Япония Цзя Чжанкэ Венецианскй кинофестиваль 1206
12 Зодиак Zodiac 2007 США Дэвид Финчер Каннский кинофестиваль 1143
13 Незваный гость L'intrus 2004 Франция Клер Дени Венецианскй кинофестиваль 1110
14 Сын Le fils 2005 Бельгия, Франция Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн Каннский кинофестиваль 1089
15 Догвилль Dogville 2003 Дания, Швеция, Великобритания Ларс фон Триер Каннский кинофестиваль 1084
16 Скрытое Cache 2004 Франция, Австрия, Германия Михаэль Ханеке Каннский кинофестиваль 1083
17 Короли и королева Rois et reine 2004 Франция Арно Деплешен Венецианскй кинофестиваль 1080
18 Слон Elephant 2003 США Гас Ван Сент Каннский кинофестиваль 1036
19 Семейка Тененбаум The royal Tenenbaums 2001 США Уэс Андерсон Берлинский кинофестиваль 1007
20 Перед закатом Before sunset 2004 США Ричард Линклейтер Берлинский кинофестиваль 1005
21 Унесённые призраками Sen to Chihiro no kamikakushi 2001 Япония Хаяо Миядзаки Берлинский кинофестиваль 1000
22 Собиратели и собирательница Les glaneurs et la glaneuse 2000 Франция Аньес Варда Каннский кинофестиваль 985
23 Прибежище дракона Bu san 2003 Тайвань Цай Минлян Венецианский кинофестиваль 975
24 Мир Shijie 2004 Китай, Япония, Франция Цзя Чжанкэ Венецианский кинофестиваль 974
25 Поговори с ней Hable con ella 2002 Испания Педро Альмодовар Кинофестиваль в Теллурайде 973
26 Внутренняя империя Inland empire 2006 Франция, Польша, США Дэвид Линч Венецианский кинофестиваль 960
27 Натюрморт Sanxia haoren 2006 Китай, Гонконг Цзя Чжанкэ Венецианский кинофестиваль 934
28 Юность в движении Juventude em marcha 2006 Португалия, Швейцария, Франция Педру Кошта Каннский кинофестиваль 929
29 Русский ковчег Русский ковчег 2002 Россия, Германия, Япония Александр Сокуров Каннский кинофестиваль 870
30 Искусственный разум Artificial intelligence: ai 2001 США Стивен Спилберг Венецианскй кинофестиваль 850
31 Хвала любви Eloge de l'amour 2001 Франция, Швейцария Жан-Люк Годар Каннский кинофестиваль 834
32 Вечное сияние чистого разума Eternal sunshine of the spotless mind 2004 США Мишель Гондри Кинофестиваль в Локарно 832
33 Старикам тут не место No Country for old men 2007 США Итан Коэн, Джоэл Коэн Каннский кинофестиваль 791
34 Гармонии Веркмейстера Werckmeister harmoniak 2000 Венгрия, Италия, Германия Бела Тарр, Агнес Храницки Кинофестиваль в Торонто 778
35 Человек гризли Grizzly man 2005 США Вернер Херцог Сандэнс 777
36 Три времени Zui hao de shi guang 2005 Тайвань, Франция Хоу Сяосянь Каннский кинофестиваль 767
37 Кафе Люмьер Kohi jiko 2003 Япония, Тайвань Хоу Сяосянь Венецианскй кинофестиваль 761
38 Постоянные любовники Les amants reguliers 2004 Франция Филипп Гаррель Венецианскй кинофестиваль 759
39 Благословенно Ваш Sud sanaeha 2002 Таиланд, Франция Апитчатпон Вирасетакун Каннский кинофестиваль 713
40 Меня там нет I'm not there 2007 США, Германия, Канада Тодд Хейнс Афинский  кинофестиваль 703
41 2046 2046 2004 Гонконг, Китай, Франция Вонг Кар-Вай Каннский кинофестиваль 700
42 Демон-любовник Demonlover 2002 Франция Оливье Ассайас Каннский кинофестиваль 683
43 В комнате Ванды No Quarto da Vanda 2000 Португалия, Германия, Швейцария Педру Кошта Кинофестиваль в Локарно 654
44 В роли самого себя – Лос-Анджелес Los angeles plays itself 2003 США Том Андерсен Кинофестиваль в Торонто 649
45 Миллениум Мамбо Qian xi man po 2001 Тайвань, Франция Хоу Сяосянь Каннский кинофестиваль 636
46 Коммуна La commune (Paris, 1871) 2000 Франция Питер Уоткинс Кинофестиваль в Торонто 632
47 Повелитель бури The hurt locker 2008 США Кэтрин Бигелоу Венецианскй кинофестиваль 623
48 Малышка на миллион Million dollar baby 2004 США Клинт Иствуд 607
49 А у вас который час? Ni na bian ji dian 2001 Тайвань, Франция Цай Минлян Каннский кинофестиваль 600
50 Женщина без головы La mujer sin cabeza 2008 Аргентина, Франция, Италия Лукресия Мартель Каннский кинофестиваль 581
51 Пленница La captive 2000 Франция, Бельгия Шанталь Акерман Каннский кинофестиваль 580
52 Эстер Кан Esther Kahn 2000 Франция, Великобритания Арно Деплешен Каннский кинофестиваль 579
53 Наша музыка Notre musique 2004 Франция, Швейцария Жан-Люк Годар Каннский кинофестиваль 562
54 Отчуждение Uzak 2002 Турция Нури Бильге Джейлан Каннский кинофестиваль 559
55 Сарабанда Saraband 2003 Швеция, Италия, Германия Ингмар Бергман Кинофестиваль в Нью-Йорке 553
56 Святая девушка La nina santa 2004 Аргентина, Италия, Нидерланды Лукресия Мартель Каннский кинофестиваль 550
57 И твою маму тоже Y tu mama tambien 2001 Мексика Альфонсо Куарон Венецианскй кинофестиваль 537
58 Горбатая гора Brokeback mountain 2005 США, Канада Энг Ли Венецианскй кинофестиваль 537
59 Дитя человеческое Children of Men 2006 США, Великобритания Альфонсо Куарон Венецианскй кинофестиваль 537
60 Десять Ten 2002 Иран, США, Франция Аббас Киаростами Каннский кинофестиваль 527
61 Безмолвный свет Stellet licht 2007 Мексика, Франция, Нидерланды Карлос Рейгадас Каннский кинофестиваль 527
62 Болото La cienaga 2001 Аргентина, Франция, Испания Лукресия Мартель Берлинский кинофестиваль 511
63 Дитя L'enfant 2005 Бельгия, Франция Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн Каннский кинофестиваль 511
64 Звезда, усыпанная насмерть блестками Star Spangled to Death 2004 США Кен Джейкобс Кинофестиваль в Нью Йорке 508
65 Полет красного надувного шарика Le voyage du ballon rouge 2007 Франция, Тайвань Хоу Сяосянь Каннский кинофестиваль 496
66 RR Rr 2007 США, Германия Джеймс Беннинг Берлинский кинофестиваль 491
67 Дом радости The House of Mirth 2000 Великобритания, Франция, Германия Терренс Дэвис Кинофестиваль в Локарно 484
68 25-й час 25th Hour 2002 США Спайк Ли Фабио-фест 469
69 35 стопок рома 35 rhums 2008 Франция, Германия Клер Дени Венецианскй кинофестиваль 460
70 Летнее время L'heure d'ete 2008 Франция Оливье Ассайас Кинофестиваль в Торонто 453
71 Вторжение динозавра Gwoemul 2006 Корея Южная Пон Чжун Хо Каннский кинофестиваль 441
72 Adaptation 1918 США Берлинский кинофестиваль 438
73 Трудности перевода Lost in Translation 2003 США, Япония София Коппола Теллурайд 435
74 Джерри Gerry 2002 США Гас Ван Сент Сандэнс 433
75 Сердца Coeurs 2006 Франция, Италия Ален Рене Венецианскй кинофестиваль 430
76 Мой Виннипег My Winnipeg 2007 Канада Гай Мэддин Кинофестиваль в Торонто 430
77 Любовь, сбивающая с ног Punch-drunk love 2002 США Пол Томас Андерсон Каннский кинофестиваль 426
78 Толстушки Fat girls 2006 США Эш Кристиан Берлинский кинофестиваль 422
79 Отступники The departed 2006 США, Гонконг Мартин Скорсезе Кинофестиваль в Нью-Йорке 422
80 Вдали от рая Far from Heaven 2002 США Тодд Хейнс Венецианскй кинофестиваль 421
81 Донни Дарко Donnie Darko 2001 США Ричард Келли Сандэнс 413
82 Убежище Moolaade 2004 Франция, Марокко, Тунис Усман Сембен Каннский кинофестиваль 410
83 Женщина на пляже Haebyeonui yeoin 2006 Корея Южная Хон Сан Су Кинофестиваль в Торонто 407
84 Воспоминания об убийстве Memories of Murder 1990 США Роберт Майкл Льюис Каннский кинофестиваль 405
85 Тесицюй: К западу от железки – Часть 1: Ржавчина Tiexi qu 2003 Китай, Нидерланды Ванг Бинг Кинофестиваль в Роттердаме 398
86 Венди и Люси Wendy and Lucy 2008 США Келли Райхардт Каннский кинофестиваль 395
87 Что ни день, то неприятности Trouble every day 2001 Франция, Германия, Япония Клер Дени Каннский кинофестиваль 390
88 Роковая женщина Femme fatale 2002 Франция Брайан Де Пальма Каннский кинофестиваль 386
89 Песни со второго этажа Sanger fran andra vaningen 2000 Швеция, Норвегия, Дания Рой Андерссон Каннский кинофестиваль 386
90 Письма с Иводзимы Letters from Iwo Jima 2006 США Клинт Иствуд Берлинский кинофестиваль 379
91 Гран Торино Gran Torino 2008 США, Германия Клинт Иствуд Кинофестиваль в Глазго 375
92 Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса The assassination of Jesse James by the Coward Robert Ford 2007 США, Канада, Великобритания Эндрю Доминик Венецианскй кинофестиваль 374
93 Последние дни Last days 2005 США Гас Ван Сент Каннский кинофестиваль 368
94 Человек без прошлого Mies vailla menneisyytta 2002 Финляндия, Германия, Франция Аки Каурисмяки Каннский кинофестиваль 368
95 Когда рушатся плотины: Реквием в четырех актах When the Levees Broke: A Requiem in Four Acts 2006 США Спайк Ли Венецианскй кинофестиваль 360
96 Лучшие из молодых La meglio gioventu 2003 Италия Марко Туллио Джордана Каннский кинофестиваль 358
97 Вращающиеся ворота Saenghwalui balgyeon 2002 Корея Южная Хон Сан Су Кинофестиваль в Торонто 356
98 В городе Сильвии En la ciudad de Sylvia 2007 Испания, Франция Хосе Луис Герин Венецианскй кинофестиваль 352
99 Сити 24 Er shi si cheng ji 2008 Китай, Гонконг, Япония Цзя Чжанкэ Каннский кинофестиваль 352
100 Белая лента Das weibe Band - Eine deutsche Kindergeschichte 2009 Германия, Франция, Италия Михаэль Ханеке Каннский кинофестиваль 348

Почему именно список лучших фильмов от журнала Film Comment был выбран в качестве оселка для градации кинофестивалей XXI века? Этот вопрос – не решишь наскоком. Придется углубиться в проблему, в проблему киноведческого ревизионизма.  


ГЛАВА 4. КИНОВЕДЧЕСКИЙ РЕВИЗИОНИЗМ. ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ.

Итак, cписок “150 лучших фильмов первого десятилетия”, который был опубликован в журнале “Film Comment”. Почему он? Я рассмотрел только 100 лучших фильмов из 150-ти ради ясности и точности анализа, поскольку фильмы-аутсайдеры выражают мнение одного-двух критиков, отдавших свои голоса только ради своего отечества.

В составлении списка приняло участие около 200 кинокритиков из 31 страны мира. Этот топ произвел впечатление разорвавшейся бомбы, поскольку, с одной стороны, он обозначил разрыв с традициями авторского кино XX века, а с другой стороны, назвал имена и обозначил границы нового независимого кино. Большинство синефилов и кинокритиков молча с ним согласились, не сумев ничего противопоставить. Сразу после выхода в свет вспыхнул фейерверк статей в киноведческой литературе, в трудах мастодонтов актуальной кинокритики и даже в журналах для метросексуалов. Шлейф обсуждения тянется по сей день. Стало ясно, что XX век кончился. Завершилось кино прошлого столетия. Порвалась связь времен.

Первое, что бросается в глаза в этом топе, что отметили зарубежные специалисты, - резкое расширение географии и смещение эпицентра кино из Северной Америки и Западной Европы в Азию. Особенно впечатляющ рост кинематографий стран Дальнего Востока – Гонконга, Китая, Южной Кореи, Тайваня. Удивило всех доминирование в топе шедевров из Румынии и Таиланда. Таиланд – бывшая черная дыра в космосе кино - дал сразу 3 фильма в ТОП-40. Все они от одного автора: Апитчатпона Вирасетакула. Румынская волна – два фильма, но каких! “Смерть господина Лазареску” и “4 месяца, 3 недели и 2 дня” Кристиана Мунджиу попали в десятку лучших!

Второе немаловажно обстоятельство. С парохода под названием “Кино” в пучину океана были безжалостно вышвырнуты не только вчерашние кумиры, но и так называемые “режиссеры будущего”, которых пророчили в твердые фавориты XXI века. Никто не ожидал, что среди лучших фильмов первого десятилетия не будет картин от таких мастодонтов как Квентин Тарантино, Гаспар Ноэ, Франсуа Озон, Джим Джармуш, Питер Гринуэй, Аббас Киорастами, Гильермо дель Торо, Вим Вендерс, Эмир Кустурица, Тео Ангелопулос, Такеши Китано и Кен Лоуч.

В чем же причина такого стремительного смещения приоритетов?

Причина 1. Исчезновение института отбора.

Очень долгое время путь от производителя фильма до иностранного зрителя был невозможен без “сита” – системы отбора фильмов кинокритиками, администраторами от кино, национальными политическими руководителями и фестивальными отборщиками. Дон Педро в Аргентине не мог просто так взять и посмотреть югославский фильм “Скупщики перьев” Драгана Петровича. А сейчас его внуки могут.

Не скажу, что та система отбора была никуда не годной, но она была весьма тенденциозной. Большинство шедевров добиралось до зрителя через океаны и горы. Из Америки в Азию, из Европы в СССР, из СССР в США и так далее. По дороге множество достойных фильмов - серебряных и бронзовых призеров национальных первенств - были отсеяны и не смогли доползти до мирового киносообщества. Второй эшелон так и не покинул полустанка. Вот, смотрите. Приведу пример 2011 года. В том году Россию на Оскаре представляла картина Никиты Михалкова “Утомленные солнцем-2”, а “Елена” Звягинцева не представляла. Хорошо, что нынче каналы распространения информации многочисленны. Представим на минуточку, что “Утомленные Солнцем-2” сняли бы в 1978 году, и он поехал бы в Канны вместо “Елены”. Как бы тогда сложилась судьба киноленты Звягинцева? Одному Богу известно.  

Я, подобно Евстигнееву в фильме «Берегись автомобиля», люблю порассуждать об искусстве со свистком. В 1992-м сборная Дании вошла в историю благодаря стечению обстоятельств – началу войны в Югославии. Югославию сняли с первенства и послали в последний момент Данию. Датчане прямо с пляжа приехали на Евро-1992 и стали Чемпионами Европы. Слава Богу, что современный кинематограф – не спорт, и любое более-менее значимое произведение киноискусства становится моментально известно любителям кино во всем мире. В ХХ же веке кинематограф чем-то напоминал систему с вылетом. Play - off без права переписки. Фильмы постепенно проходили через сито отборочных соревнований. Некоторым картинам страшно не повезло. Они попросту не имели возможности пересечь национальные границы. Так и не дошли до международного зрителя, а сейчас благодаря 1 кнопке легко доходят и теснят отобранных “худсоветами” фаворитов. Посредники больше не нужны. И все соревнуются на равных. Почти на равных.
 


Так в СССР (Испании, Югославии, Турции и так далее) было снято немало интересных лент, которые не попали на главные международные кинофестивали, в международный прокат, а если и попали, то куда-нибудь в ГДР или Монголию.

Сейчас же тысячи, десятки тысяч фильмов, ранее никому никогда не ведомых, стали равнодоступны. Уже более как два десятилетия стремительное развитие телеканалов, видео, DVD и торрентов буквально уничтожило это “сито”. Иерархия начала перестраиваться на новых началах. Снизу вверх, а не сверху вниз. Раньше доминировал синтез, а теперь анализ. Стали появляться стихийные группы из угорелых синефилов, насмотренность которых в разы превышает насмотренность профессиональных кинокритиков. Старые кинокритики уходят в кураторскую, просветительскую и фестивальную работу, начинают не успевать за синефилами. С другой стороны среда синефилов порождает новую формацию – кинокритиков нового столетия, которые отрезаны от старинного контекста и не знакомы с академическими иерархиями, бережно передаваемыми посредством различных институций (редакций журналов, университетов, кафедр). Новые синефилы начали переписывать историю мирового кино на свой лад.

Причина 2. Исчезновение языкового барьера.

Вторая причина “пересмотра” мирового кино – прозаична и банальна. Это исчезновение языкового барьера. Тысячи волонтеров включились в перевод всего корпуса мирового кино в масштабах ранее немыслимых. Раньше преимущество получали кинематографии больших стран, кино больших языков, в первую очередь английского языка как языка универсального.

Потом шли кинематографии французского, немецкого, итальянского языков. Поэтому македонский, грузинский, или тайский кинематограф находился в положении заведомого андердога. Львиная доля фильмов из того же Таиланда просто не доходила до международного зрителя из-за языкового барьера. 99% тайских или румынских андердогов проигрывали, и только 1% действительно мощных картин могли выбраться, распихав середняков из Франции, США, Великобритании, Японии, Италии, ФРГ и СССР.

Сменяющаяся мода на тайское, иранское, турецкое, румынское – это не только работа фестивальных отборщиков, но и открытие синефилами-переводчиками Нового мира, Терра Инкогнита.

Причина 3. Изменение культурно-исторического контекста.

Третья причина – не столь значима как первые две, зато она более фундаментальна и неизбывна. Ревизия значимости шедевров и полушедевров свойственна не только кинематографу, но и вообще всем видам искусства и не прекращается никогда. Правда, этот ревизионизм протекает, хоть и постоянно, но и наиболее медленно и очень избирательно. Идут годы, проходят десятилетия, старые шедевры постепенно теряют свою актуальную убедительность в глазах новых поколений. Или же, наоборот, в новом культурно-историческом контексте некоторые забытые ленты начинают звучать особенно звонко. Например, современный юноша, воспитанный Голливудом и Интернетом, вряд ли поймет, чем чудесен “Экипаж” Александра Митты (первый фильм-катастрофа в СССР, ну, или приблизительно первый) или “Маленькая Вера” Василия Пичула (кто в теме, тот знает).

Признанный шедевр советского телекино “Ирония судьбы, или с Легким паром” вдруг начинает вызывать неприятие среди феминисток. Конец 80-х в СССР захлестнула волна ненависти к социалистическому образу жизни и подняла на гребень волны “Собачье Сердце”, “Ассу”, “Меня зовут Арлекино”, “полочное” кино, и так далее. Сейчас вновь модно быть левым, Че Геварой, и из чулана кинематографа продвинутые синефилы вытаскивают Эрмлера, Барнета, Донского. Примеры можно множить и множить.

Причина 4. Крах диахронической картины мира.

Кинокритики ХХ века знакомились с кино преимущественно постепенно, год за годом. Шли за современным им кинопотоком и накапливали впечатления последовательно. Фильмы, которые могли потрясти или изумить, именно во время просмотра, именно в то десятилетие, когда это было необычно и остро. Поэтому первенство отдавалось изобретателям, новаторам от кино. Что потрясало, что изумляло? Художественная и техническая новизна в первую очередь.

Первый мультфильм, первый спецэффект, первый звуковой фильм, первые предтечи “неореализма”, первый успех “Новой волны”, первый постмодернистский фильм, первый сильный фильм из Ирана были дефицитным товаром и “стоили очень дорого” в представлении современников. Черно-белый кадр поменялся на цветной – зачет Андрею Тарковскому за “Андрея Рублева”. Вертикальное панорамирование? Следящая камера? Пятерка - Калатозишвили за “Летят журавли”. Киноведческая иерархия XX века – это кино изобретателей. Она – диахронична.


Иерархия новейших синефилов – синхронична. Для них кино развивается в произвольном порядке скачивания фильмов из торрентов. С точки зрения сетевого синефила время онемело. Все фильмы, которые он видит впервые в течение одной недели, - новые: и 1952 года, и 2002-го. Они находятся друг от друга на расстоянии 20 сантиметров на экране компьютера. Поэтому предпочтение отдается не первопроходцам, а виртуозам того или иного сюжетного, кинематографического или стилевого решения. Посредники – кинокритики, администраторы, политики - уже не вовлечены в систему передвижения фильма к кинозрителю. Предпочтение отдается собственным впечатлениям, где время создания фильма не играет особой роли.



Если взять историю советского кино, например, книгу, написанную Неей Зоркой – то она значима для большинства старых кинокритиков и иностранных зрителей, а не новых синефилов: У стариков, в первую очередь, ценятся фильмы 20-х годов, затем - фильмы “оттепели”. Это такие революционные с точки зрения кинематографии ленты как “Окраина” Барнета, “Земля” Довженко, “Перед лицом истории” Эрмлера, “Мне 20 лет” Хуциева, “Долгая счастливая жизнь” Шпаликова, а для большинства граждан СНГ в глаза не видевших эти фильмы, они почти незнакомы, - это почти, что инопланетное кино.

Брежневский же кинематограф считаются эпохой застоя у традиционных киноведов. Для современного же российского зрителя, которому сейчас от 25-ти до 55-ти лет, советское кино – это на 95% популярные фильмы эпохи Брежнева: “Служебный роман”, “В бой идут одни старики”, “Соломенная шляпка”, “Приключения Буратино” - то есть то кино, которое современные взрослые видели в детстве и юности.



ГЛАВА 5. РЕВИЗИОНИСТКИЙ РЕЙТИНГ МИРОВЫХ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ.


Если взглянуть на этот ревизионистский список, то для большинства кинокритиков он окажется довольно простым и предсказуемым как падение гантели с 9 этажа в клумбу. Давайте посмотрим на этот список не с точки зрения художественного содержания, а с точки зрения кураторов жюри. Перламутр утреннего тумана и тоска невечерняя сразу рассеиваются, а выводы напрашиваются сами собой. Мы увидим, что все многообразие имен и течений в кино жестко привязано к мнению отборщиков, арт-директоров, политических руководителей. Мы увидим как капризна порой судьба шедевров и как несправедлива она к неудачникам. Если Большая тройка сохранила за собой весь педьестал почета, то дальше мы видим множество расхождений со списком 14 конкурсных фестивалей игровых фильмов FIAPF. Среди лучших нет кинофестиваля в Карловых Варах, в Варшаве, в Москве. Зато есть Сандэнс или Теллурайд. Есть о чем задуматься? Например, о том, что не открыл наш любимый ММКФ ни одного фильма из 100 лучших в 21 веке.

Давайте вкратце расскажем о пяти ведущих кинофестивалях мира. Рассказ будет несколько вульгарным и упрощенным. Он предназначен для широкой читающей публики, мало знакомой с кинофестивалями, а не для кинокритиков и синефилов. Описать в 2-3 абзацах явления такого масштаба как Каннский или Венецианский кинофестиваль – невозможно. Зато можно дать хлесткую, хотя и спорную характеристику. Можно обозначить болевые точки и дать емкое представление, порой и основанное на странной мифологии.

Таблица. Рейтинг кинофестивалей мира, составленный на основе списка “100 лучших фильмов в журнале “Film Comment”.

Место Название кинофестиваля Условное количество очков
1 Каннский кинофестиваль 37036
2 Венецианский кинофестиваль 15978
3 Берлинский кинофестиваль 8140
4 Кинофестиваль в Торонто 3705
5 Сандэнс 1623
6 Кинофестиваль в Нью-Йорке 975
7 Кинофестиваль в Теллурайде 973
8 Афинский  кинофестиваль 703
9 Фабио-фест 469
10 Теллурайд 435
11 Кинофестиваль в Роттердаме 398




Таблица. Количество “премьер” фильмов из списка “100 лучших фильмов в журнале “Film Comment” на кинофестивалях мира.

Место Название кинофестиваля Количество фильмов в ТОП-100
1 Каннский кинофестиваль 46
2 Венецианский кинофестиваль 21
3 Берлинский кинофестиваль 10
4 Кинофестиваль в Торонто 7
5 Кинофестиваль в Нью Йорке 3
6 Сандэнс 3
7 Кинофестиваль в Нью-Йорке 2
8 Кинофестиваль в Теллурайде 1
9 Афинский  кинофестиваль 1
10 Фабио-фест 1
11 Теллурайд 1
12 Кинофестиваль в Роттердаме 1



1 место. Каннский международный кинофестиваль. 37063 очка. 46 фильмов в ТОП-100 XXI века.

Есть Канны и есть остальные кинофестивали. Из сотни лучших картин – 46 картин были впервые показаны в Каннах. Среди семи лучших фильмов первого десятилетия XXI века – 7 дебютировали в Каннах. Великолепная семерка включает: “Маллхоланд Драйв” Дэвида Линча, “Любовное настроение” Вонга Кар-Вая, “Один и два” Эдварда Янга, “Смерть господина Лазареску” Кристи Пую, “Оправданная жестокость” Дэвида Кроненберга, “Тропическая болезнь” Апитчатпонга Вирасетакула и “4 месяца, 3 недели и 2 дня” Кристиана Мунжиу. Новая румынская волна и Вирасетакул взошли на киноолимп, пинком открыв двери каннского Дворца фестивалей в начале нового тысячелетия, также как Эмир Кустурица и Квентин Тарантино в 90-х.

Именно поэтому режиссеры всего мира с воем слетаются каждый год на юг Франции, отметая предложения других престижных кинофорумов как Мостра, Берлинале, которые также как и Канны претендуют на право первой ночи. Кинолента, рукоположенная самим Тьери Фремо (арт-директор Каннского кинофестиваля) или Жилем Жакобом (Президент Каннского кинофестиваля), получает звездный билет в будущее уже только за счет приглашения в Основной Конкурс. Получение же “Золотой Пальмовой Ветви” делает фильм шедевром до скончания веков. По крайней мере, у себя на родине.

Каннский кинофестиваль - это аттракцион, имя, афиша, публика, касса!
Ежегодный ажиотаж вызывает пристеночно-пузырьковое кипение не только в мире кино, но в мире бомонда. Шикарные авто, фешенебельные дамы в таусиновых лифах, с иголочки одетые франты, опухшие кинокритики с остатками каши на бороде, юные старлетки, фиолетово скользящие по красной дорожке, тысячи корреспондентов и миллионеров, кишащих на Набережной Круазетт, служат визуальным образцом для сотен других кинофестивалей мира, начиная от Стамбульского, заканчивая “Золотым Минабаром” в Казани. Если не дано стать иному киноформу законодателем моды, то хотя бы можно в тщетном порыве выглядеть как законодатель моды.

Машина тщеславия, запущенная Жилем Жакобом, работает исправно уже который год. Жакоб, старый лис, уразумевший когда-то, что худший беспорядок – это порядок, возведенный в квадрат. В чем сила Канн? В деньгах? В правде? И в них тоже. Но главная, всесокрушающая сила Каннского фестиваля в том, что его организаторы опровергают самих себя назло кинокритикам, продюсерам, режиссерам и в то же время строят на этом принципе отрицания “Вавилонскую башню” тщеславия. Отрицание отрицания дает синтез. Пещерное кантианство работает вулканом. Тщетно пытаются кинокритики вывести закономерности тенденции отбора и премирования участников. Казалось бы, на знамени фестиваля жирными буквами написано: “мы призваны популярить изыски”, показывать то, чего не бывает в кино, но то, что мелькает в просвете Бытия. Ан нет, сделав два шага вперед, Канны вдруг отступают назад, трусливо сидят в засаде. Кинокритики укоризненно качают головой, грозят пальчиком. Главный же фестиваль мира в это время пестует героев вчерашнего дня – занимается производством живых классиков, осыпает их призами и медалями, отливает их в бронзе, капитализирует старые открытия, а потом в самый неожиданный момент прыгает далеко вперед или вбок, или даже назад – в экспериментальное кино, в вульгарную документалистику, отдает оммаж саспенсу и катарсису, то есть всячески проказничает и безобразничает теперь уже назло массовому зрителю, здравому смыслу и традиции.

Умение балансировать на кончике иголки, улавливать писк моды в индокитайских джунглях и одновременно отливать в бронзе вчерашних новаторов - фирменный каннский стиль.


2 место. Венецианский кинофестиваль. 15978. 21 фильм в ТОП-100 XXI века.

В XXI веке в Венеции дебютировали такие фильмы как “Синдромы и столетие” Виресетакуна, “Платформа” Цзя Чжанкэ, “Прибежище дракона” Минляня. Венеция открыла в 2003 году Андрея Звягинцева. Его картина “Возращение” не попала в “ТОП-100”, зато выиграла “Золотого льва” – главный приз Мостры. Из “большой тройки” фестивалей именно Венеция больше всего мирволит советским и российским авторам.

“Золотого льва” к себе в кладовку увозили не только Андрей Звягинцев, но и Андрей Тарковский, Никита Михалков, Александр Сокуров. Уже на самом первом фестивале - в 1932-м году - наши успели вырыть себе окоп в расчете на будущее. Тогда в турнире приняли участие 33 фильма из 9 стран мира. Были киноленты из Франции, Германии и США. А приз за лучшую режиссуру по итогам зрительского голосования получила картина советского режиссера Николая Экка - “Путевка в жизнь”. Это был первый звуковой фильм в СССР. Ленту приобрели для проката 32 страны мира. Прибыль от проката была потрачена на строительство Челябинского танкостроительного завода.

Благосклонность Венеции к нашему кино особенно приятна в связи с новейшей репутацией, которую фестиваль завоевал во второй половине XX века. Если Берлин ассоциируется с политической ангажированностью, Канны превратились в Левиафана от кинематографа, где определяется повестка дня кинематографа и где крутятся серьезные деньги, то Венеция является образчиком эстетского маньеризма. Мостра больше, чем что бы то ни было, чтит принцип чистого кино или “искусства ради искусства”.

Словно в насмешку, в становлении крупнейших фестивалей громадную роль сыграли не деятели искусства, а диктаторы, тираны или пропагандисты самого разного толка. Бенито Муссолини долго пытался что-то противопоставить американскому “Оскару”, пока не родилась идея кинофестиваля, где бы можно было бы от души упиваться фашизмом. Италия не жалела средств. Так встал на ноги и пошел Венецианский международный кинофестиваль. Во многом благодаря сначала Сталину, а потом и Хрущеву зашагал и ММКФ. Финансовая поддержка кинофестивалей государствами мира и поныне основа их благополучия.

Фашистская Италия войну проиграла. О главном призе фестиваля - “Кубке Муссолини”, который вручался c 1934 по 1942 год предпочитают сейчас не вспоминать. Зато все помнят, что Венецианский кинофестиваль – старейший в мире.

После Второй мировой войны Мостра меняла формат и окрас множество раз. Сначала она вынула из шляпы итальянский неореализм. В 1947 году на фестивале присутствовало около 90 тысяч зрителей, что для того времени было уникальным достижением. В 50-ые годы фестиваль лихорадило. Мимо него проходило множество знаковых фильмов. Престиж Мостры таял.

Поворот случился в 1963 году усилиями Луиджи Кьярини или “профессора”. Кьярини переосмыслил фестиваль. Отмел политические и экономические соображения. Сделал ставку на эстетику. Как показала история – не прогадал. На Венецианском кинофестивале пошли вереницей фильмы набирающих ход Бергмана, Дрейера, Годара, Брессона, Куросавы, Трюффо, Росселини, Кассаветиса. Престиж Мостры вырос до небес, а мэтры киноискусства выбили свое имя на гранитной скале славы.

3 место. Берлинский кинофестиваль. 8140 очка. 10 фильмов в ТОП-100 XXI века.

Если Вы хотите получить репутацию знатока кино, то в кругу матерых кинокритиков порассуждайте с невинным выражением лица о лауреатах Берлинского кинофестиваля. Даже опытный кинокритик или киновед, который видел десятки тысяч фильмов, написал 4 тысячи рецензий и десяток глубокомысленных книг с названием наподобие “Опыт взаимодействия литературы и кино на материале среднеазиатского региона” не сможет вспомнить навскидку большинства последних обладателей “Золотого медведя” – главного приза фестиваля за последний десяток лет, не говоря уже о призах второстепенных. Порассуждайте вслух о глубине трилогии турецкого режиссера Семиха Капланоглу – “Яйцо”, “Молоко”, “Мед” и о поверхностности перуанской картины “Молоко скорби”. Или наоборот.

Кинокритики испугаются, посчитав Вас либо “шибка умным”, либо провинциальным долбонавтом. Испугаются, поскольку в киносообществе правилом хорошего тона считается бранить Берлинале за услужливую политкорректность, за убогую конкурсную программу и за “никчемных” лауреатов (хотя лауреаты – очень достойные). Каждый год кинокритики разносят в щепки членов жюри и арт-директора фестиваля - Дитера Кослика.

Но минует год и “уязвленные” специалисты рвутся попасть на Берлинале еще пуще прежнего. Рвутся потому, что искренне его любят. Любят за уют, за обилие кинотеатров, за массовый интерес у простого зрителя, за поиск нетрадиционных национальных кинематографий. Прощают посему художественные компромиссы и скандалы, которые часто сотрясают немецкий фестиваль.

Берлинале был впервые проведен в 1951 году, когда десятки тысяч бездомных немцев все еще влачили жалкое существование в палатках, вспоминая золотые дни при Гитлере. И Германия, и Берлин были разрезаны оккупационными властями на части. Первоочередной задачей командование США, Великобритании и Франции считало пропаганду западного либерализма и дискредитацию как нацисткой Германии, так и восточного блока. Именно западные союзники стали отцами-основателями Берлинского кинофестиваля. Именно они, впрочем, как и Муссолини при учреждении фестиваля Венецианского, как и Хрущев при учреждении ММКФ преследовали в первую голову пропагандистские цели. Искусство кино играло роль второстепенную.

Шли годы. Падали листья. Акценты медленно смещались. Откровенная пропаганда исчезла за линией горизонта, но все же Каинова печать политики осталась несмываемым пятном на Берлинале. Забавно, что если в 50-х годах кинофестиваль стоял в лагере беззастенчивого буржуазного либерализма, то к XXI веку он перебежал в левый лагерь. Сейчас над его головой гордо веет красно-лиловое знамя.

Не следует думать, что Берлинале отдан с потрохами политической конъюнктуре, все-таки постмодерн, который множит художественные миры как сломавшийся принтер, пропитал всю ткань современного искусства, в том числе и ткань кино. К счастью, ни Дитер Кослик, ни отборщики, ни жюри, никто вообще в современном мире не в силах ни определить, ни осмыслить в полной мере бесчисленные интонации и туманные посылы значительного числа произведений кино. Авторское кино стало, в целом, шире политики, но иногда уже психиатрии.

Иногда доходило до смешного. В 1970-м году картина Михаэля Ферхёвена “О.К.” была отобрана в основной конкурс. Однако, после премьеры жюри сняло ее с конкурса. Обратилось к дирекции с просьбой о “переквалификации” фильма на том только основании, что фильм якобы не соответствовал одному из положений Берлинского фестиваля, которое гласило: “Берлинский кинофестиваль должен служить пониманию между народами мира”. Абсурд такой претензии очевиден любому здравомыслящему человеку, поскольку на этом основании можно снять с участия практический любой фильм с любого фестиваля. Например, “Морозко” Александр Роу или “Маллхоланд-драйв” Дэвида Линча. А что? Непонятно же. Народы мира не понимают.  
Перед началом конкурса директор Берлинале на тот период времени – немец Альфред Бауэр - обрадовал членов жюри, что в конкурсе будет продемонстрирован выдающийся фильм Ферхёвена - “О.К”! В центре сюжета - вьетнамская девочка, которую изнасиловали и убили 4 американских солдата. Председателем жюри в 1970-м году был голливудский режиссер – американец Джордж Стивенс, которому фильм так не понравился, что он потребовал его немедленно убрать. Бауэр не послушался. Стивенс вместе с членами жюри заявил, что и призов не будет. Так и случилось.

Берлинский кинофестиваль, смотр кино №3 в мире состоялся, никому не дали ни одного приза. История Берлинале изобилует склоками подобного рода. Дирекция фестиваля, отборщики и жюри вынуждены все время лавировать между искусством и политикой, подбирая объедки с Каннского и Венецианского стола и при этом постараться раздать всем сестрам по серьгам.

Победителями становятся картины, которые никто уже через 4 года не может припомнить даже среди прожженных синефилов.



4 место. Кинофестиваль в Торонто. 3705 очка. 7 фильмов в ТОП-100 XXI века.

Примером удачного второстепенного “кинофестиваля кинофестивалей” является кинофестиваль в Торонто. Влачил он жалкое существование на канадской стороне, на другой планете. Но шли годы, и МКФ в Торонто сумел завоевать свое место под солнцем, оттеснив в тень знатные Карловы Вары, ММКФ и даже молодой кинофестиваль “Радонеж”, который является признанным мировым лидером в области религиозного, духовно-нравственного документального кино.


Главной находкой канадского фестиваля стал его демократизм и всеядность. Здесь нет официального жюри, главным призом является “Приз зрительских симпатий”, а главным принципом – братание войск арт-хауса и низменного мейнстрима. Торонто – это место, где сходятся толпами адепты перпендикулярного кино, строгие киноведы, звезды Голливуда, тупые канадские реднеки и поклонницы кинофильма “Сумерки”.

Сравнительно молодой кинофестиваль в Торонто, ведущий свою историю с 1976-го года, сейчас играет мускулами и поражает размахом. С каждым годом количество фильмов и зрителей здесь растет более высокими темпами, чем количество гастарбайтеров в Южном Чертаново. В 2010-м году было показано 339 кинолент из 59 стран. Фестиваль посетило около 250 тысяч зрителей. Несмотря на то, что Торонто был вынужден плестись в обозе Канн и Венеции, именно там состоялись кинотеатральные премьеры шести лучших фильмов XXI века по версии ТОП-100 журнала Film Comment, а именно: документальная картина Тома Андерсона “В роли самого себя – Лос-Анджелес”, два фильма корейского режиссера Хон Сан Су – “Женщина на пляже” и “Вращающиеся ворота”, “Мой Виннипег” самого Гая Меддина, историческая драма Питера Уоткинса “Коммуна” и “Летнее время” Оливье Ассаяса.


5 место. Сандэнс. 1623 условных очка. 3 фильма в ТОП-100 XXI века.

Другой пример – Сандэнс. Этот кинофестиваль как и фестиваль в Торонто, был основан сравнительно недавно – в 1978 году американским режиссером и актером Робертом Редфордом. В отличие от Торонто, Сандэнс всегда играл на своей половине поля - на половине кино авторского, низкобюджетного, “независимого”. Несмотря на то, что фестиваль проводится в американской глуши, – в курортном кишлаке Парк-Сити, штат Юта, а не в приличном городе – таком, как Москва, Лондон или Рим, этот дебютант с годами сумел заткнуть за пояс большие европейские кинофорумы. Дело тут вовсе не в том, что Сандэнс прославил себя изысканной иномирностью, а в том, что он, по сути, стал фарм-клубом или юниорской лигой для Большого Голливудского Кино, где проходят огранку молодые режиссеры и актеры, где обкатываются, развиваются или выбраковываются новые кинематографические концепции, новый киноязык для коммерческого кино. Было бы грубейшей ошибкой считать, что Сандэнс – это священное капище альтернативного кинематографа. Парадокс в том, что самый независимый кинофестиваль в мире намертво привязан к Голливуду. Если волею судеб астероид Апофиз упадет на Голливуд или кинопираты наконец-то уничтожат кинопрокат на корню, то Сандэнс, как и Торонто, попросту потеряют свое всемирно-историческое значение, если вообще не исчезнут с кинематографической карты мира.

Тем не менее, Сандэнс сумел внести свою лепту в историю мирового кинематографа. Количество новых имен, которые он открыл, просто невозможно перечислить. Из интересующего нас списка “100 лучших фильмов первого десятилетия XXI века” три картины были представлены фестивальной публике в Сандэнсе. Это – “Донни Дарко” Ричарда, Келли, “Тесицюй: К западу от железки – Часть 1: Ржавчина”, “К западу от железки” Ванга Бинга и “Отступники” Мартина Скорсезе.


комментарии (1)

Алекс Шереметьев 07 июня 2018, 10:10

... выше имелось в виду не "пещерное"(?) кантианство, а, смею предположить, -- гегельянство или гегелианство, ежели соотнести это уже с самим Георгом Вильгельмом Фридрихом. То есть, Теория отрицания отрицания (закон трех отрицаний), с чем так откровенно не по-товарищески повела себя марксистско-ленинская концепция.


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email