Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Венеция выбрала Рим

опубликовал | 09 сентября 2013

модератор КиноСоюз | - просмотров (77) - комментариев (0) -

Венеция выбрала Рим

Завершился Венецианский кинофестиваль

"Золотого льва" в Венеции отхватил из рук Бернардо Бертолуччи (справа) итальянец Джанфранко Рози (слева) за фильм о римской кольцевой автодороге "Sacro GRA"

Прошедший в 70-й раз фестиваль завершился на волне несогласия и раздоров. Решение жюри во главе с Бернардо Бертолуччи наградить "Золотым львом" итальянскую картину "Sacro GRA" Джанфранко Рози выглядит как юбилейный патриотизм. Отчасти его жертвой стал лучший фильм фестиваля — "Бродячие собаки" тайваньца Цай Минляна, награжденный не первым, как он того заслуживал, а вторым по значению гран-при жюри. Об итогах фестиваля — АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.

Два фильма, получившие высшие награды, были показаны в последние дни фестиваля. "Sacro GRA" (GRA — аббревиатура римской кольцевой дороги) назван так в качестве парафраза "Святого Грааля" и претендует стать фреской жизни современного Рима, каковыми были в свое время "Сладкая жизнь" и "Рим" Федерико Феллини, а недавно стала "Великая красота" Паоло Соррентино. Отличие в том, что данная лента документальная или квазидокументальная: Джанфранко Рози снимает реальных людей, хотя добивается впечатления, будто это сыгранные персонажи (обычно режиссеры стремятся к обратному). Среди этих персонажей, часто гротескных, коренные итальянцы разного социального статуса, но на периферии мелькают украинцы, литовцы и дети других народов, формирующих современную мультикультурную планету Рим, окруженную, как Сатурн, кольцом объездной дороги.

Работа Рози манифестирует активное внедрение документального кино в программы больших фестивалей. Принцип (место действия — дорога) напоминает о фильме Виталия Манского "Труба", который, кстати, рассматривался как кандидат в венецианскую программу, но уступил итальянскому конкуренту. Другая включенная в конкурс документальная лента — "Неизвестное известное" Эррола Морриса — хотя и осталась без наград, но вызвала фантастическое предположение, что актерским призом мог бы быть награжден Дональд Рамсфелд: настолько выразительно архитектор иракской войны "играет" свою роль. Возможно, фантастика когда-то станет реальностью и документальных исполнителей тоже будут отмечать. Но пока лауреатами актерских призов стали Елена Котта (за роль старухи албанки, которая скорее умрет, чем уступит дорогу встречной машине, в итальянском фильме "Улица Кастеллана Бандьера") и греческий актер Фемис Пану, сыгравший семейного диктатора, торгующего своими дочерьми и внучками в фильме "Госпожа Жестокость".

В этих решениях сказалось стремление жюри отойти от стереотипов. Фаворитка публики и части критиков — "Филомена" Стивена Фрирза — не принесла приза даже непревзойденной Джуди Денч (пусть возьмет реванш на "Оскаре"), только приз за сценарий, действительно блестяще написанный. Однако, уйдя от одних клише, жюри попало в плен других. Для "Госпожи Жестокости" было более чем достаточно актерского приза, но эту госпожу решили наградить еще и "Серебряным медведем" за режиссуру Александроса Авранаса. Так могли поступить только те, кто незнаком с новым греческим кино, с такими картинами, как "Клык" и "Альпы", чьей грубой копией смотрится "Госпожа Жестокость". Вероятно, идея была в том, чтобы поддержать авторское кино страны в кризисе, но такая поддержка может только навредить. Наоборот, авторскому кино благополучной Германии в лице талантливой картины "Жена полицейского" поддержка бы не помешала: не все же режиссеру Филипу Гренингу, снимающему по одному фильму в пять лет, пользоваться семейными капиталами. Но этот бескомпромиссный эксперимент был удостоен лишь самого низкого по рангу спецприза.

Награда ФИПРЕССИ — международной критики — досталась фильму Ксавье Долана "Том на ферме", еще одному продукту сугубо авторского творчества. Но все заслуживающие внимания ленты меркнут перед "Бродячими собаками". Это — образец чистого искусства без примеси какой бы то ни было конъюнктуры. Мытарства бездомного отца и двух его детей, которых он пытается забрать с собой на тот свет, ничего общего не имеют с социальной драмой. Это — мощная художественная медитация, по сути, уже даже не кино, а развернутая во времени инсталляция, которую можно представлять в качестве экспоната на биеннале в венецианских церквях рядом с шедеврами религиозной живописи. Цай Минлян, который победил в Венеции еще в 1994 году и которого в последнее время холодно принимают на фестивалях, заговорил даже об уходе из кино. Это было бы большой потерей: режиссера такого масштаба и проникновенности взамен ему так и не появилось.

Финал фестиваля ознаменовался еще одним событием — показом реставрированной копии фильма "Мой друг Иван Лапшин" (эту работу осуществил фонд "Открытый мир") и приемом в отеле "Эксельсиор", собравшим практически всех русских, аккредитованных на Лидо. На столе были расставлены фотографии и кадры со съемок Алексея Германа. При полном отсутствии новых российских фильмов в главных программах фестиваля ретроспективный акцент выглядел символично и ностальгически.


Андрей Плахов

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email