Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Затянувшаяся «Оттепель»

опубликовал | 17 декабря 2013

Юрий Богомолов | - просмотров (157) - комментариев (0) -

Теленеделя со мной
Юрий БОГОМОЛОВ
Затянувшаяся «Оттепель»
Миновала неделя, как сериал «Оттепель» закончился, а о нем все говорят, его героев обсуждают, их время пересуживают на все лады. В основном, разумеется, на Первом. Хотя случается и на других. Значит – это событие, имеющее отношение не только к ушедшей эпохе, но и к сегодняшнему дню.
Скромный юбилей конституции отмечался солидно, уважительно... Наиболее нестандартно и по существу – «Дождем».
***
Первый канал, много сделавший, чтобы телевизионная «Оттепель» состоялась, не столько популяризирует, сколько профанирует оную. И еще – паразитирует на ее популярности.
Кажется, нет программы, в которую бы не пришли либо ее актеры, либо режиссер, либо те и другие вместе. Кажется их не было только в медико-амбулаторном шоу Елены Малышевой «Жить здорово» и в программе мамы и дочки Королевых «Время обедать». Зато в иных передачах «Оттепель» побывала не однажды. Ну, у Урганта ей сам бог велел. Тут все обошлось без натуги. Непринужденность общения была спасением для создателей сериала и облегчением для хозяев программы. Здесь если и была спекуляция на популярности, то взаимная. Как говорят деловые люди, на взаимовыгодных началах.
На Первом есть такое шоу «В наше время», которое ведут Ангелина Вовк, Татьяна Веденеева и Юрий Николаев. Все они в разной степени и в разные годы – олицетворения телевизионного прошлого. Им руководство Первого канала выделили угол в дневном эфире, и каждый будний день они вместе со своими гостями умиляются по поводу того, что осталось за горизонтом десятилетий.
Самый емкий символ «нашего времени» – это конечно же, банка сгущенки, изображение которой не зря вклеено в заставку программы. Сгущенку действительно можно вспомнить тихим незлiм словом. Она была и калорийна и сладка.
Не приторно сладкая в отличие от самого шоу.
Было видно, как не комфортно себя чувствовал режиссер сериала Валерий Тодоровский в окружении патриотов того времени. Они его хвалили, они его благодарили,  они ему в ножки кланялись, они обмазывали его с ног до головы той самой сгущенкой, а он не знал, как объяснить им, что прошлое в картине не цель, не смысл, а средство понять себя, прояснить нечто существенное в себе.
Существенное – побоку; все внимание – наружному: как одевались, что танцевали и поиски морали. Веденеева увидела в страстях героев урок нонешнему времени, нынешним людям, которые друг друга боятся, друг другу не доверяют, мало общаются, не по-настоящему дружат. И, посмотрев этот фильм, они захотят, чтобы  у них хоть раз в жизни рабтилось сердце. И именно после это кино кто-то поймет, что они не так живут, как нало, и догадаются, как надо жить.
Юрий Николаев подметил, что у героини Яны Сексте нет прототипа в жизни в том смысле, что не было «в наше время» операторов женщин» и попал пальцем в небо прошлого. Тут же Тодоровский его мягко поправил, что в «их время» была оператор Маргарита Пилихина, снявшая в частности оттепельный фильм «Застава Ильича».  «Так значит, все-таки, и здесь можно говорить о прототипе, обрадовался Николаев. И снова поспешил. Режиссер был опять категоричен: нет у его вымышленных персонажей близких родственников в реальности.
Такой поворот в разговоре обыкновенно сильно обескураживает экзальтрованных поклонников фильма. Если фильм не ода времени, если герои не списаны с конкретных живших когда-то лиц, то и разговаривать вроде бы не о чем.
Тут на выручку телеведущим мог бы придти Жириновский; он-то всегда найдет предмет для словоизлияния. Но мог бы сгодиться  писатель 2ВМихаил Веллер.
Он и сгодился, но уже в другом шоу Первого канала — «В субботу вечером». Он гововорил обо всем: о Немировиче-Данченко, о современных актерах, на лицах которых, он не увидел биографий их героев. Актрисы ему не понравились усредненностью, «откаллиброванностью». Почему-то помянул разведчиков с профессиональной памятью, полеты Гагарина, Братскую ГЭС, ядерные испытания, традиционные сексуальные отношения... И много чего еще этот человек наговорил. По скорости словоговорения этот художник мог бы поспорить с Тиной Канделаки. И если бы проиграл, то. Думаю, совсем немного.  
Чем Малахов превзошел трио ведущих из «Нашего времени», так это интересом к «обнаженке». Едва он начал программу, как тут же дал кадры с обнаженной героиней. Затем интервью с актрисой, сыгравшей ее. И сразу стало понятно, зачем в студии сидит Светлана Светличная, героически рискнувшая лет 50 назад появиться в «Брильянтовой руке» раздетой. Тут же не не замедлили появиться заезженные кадры из того фильма. Но очень коротко и один раз. Зато кадры с голой Евгенией Брик он гоняет много раз. Героиня-то думала позлить своего мужчину. На Витю Хрусталева она не произвела впечатления своим вызывающим демаршем, но, как порадовала господина Малахова... Сбылась мечта пошляка.
Вообще, если подытожить впечатления не о сериале, а о программах, сделанных во славу сериала, то становится по-настоящему грустно. Возникает образ зрителя. Такой обобщенный образ зрителя-пошляка. Временами – безмерно вульгарного.  
***
Конечно, былое припоминать трудно, но ведь не вредно. И как важно его понять, а не просто его облизать, словно это ложка со сгущенкой.
В этом отношении достаточно актуальным мне кажется проект «Былое и Дума», затеянный «Дождем». По случаю двадцатилетия Думы команда артистов во главе с Михаилом Угаровым   зачитывает фрагменты стенограмм ее заседаний.
Фрагменты касаются ключевых моментов деятельности российского парламента. Это не шоу «Один в один». Артисты не пытаются скопировать политиков. Они считывают смысл.  И это уже не банка сгущенки. Что-то не очень вкусное. Тем не менее, это стоит, чтобы понять на каком свете мы живем.        

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email