Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Все краски "Весны на Заречной улице"

опубликовал | 04 марта 2011

Валерий Кичин | - просмотров (80) - комментариев (3) -

7 марта в телеэфире обещают «второе рождение» фильма 1956 года «Весна на Заречной улице». Картина резко помолодела: ее реставрировали. Размытое изображение, характерное для пленки советского производства, обрело четкость, черно-белый фильм стал цветным.

Хорошо это или плохо? Есть мнения, что – плохо: не нужно трогать старину, пусть остается как есть. Но один из авторов фильма классик нашего кино Марлен Хуциев не просто одобрил идею колоризации, но и лично принимал участие в ее осуществлении.

Знаю, что многих критиков сама эта идея приводит в ярость, не вполне адекватную событию: ведь если тебе нравится разглядывать царапины на заезженной пленке, никто у тебя этой радости не отнимет – старый вариант фильма продолжает существовать. Зато у зрителя появляется выбор. В преддверии новой премьеры старой ленты я задал Марлену Хуциеву несколько вопросов.

Марлен Хуциев \ Только я бы не называл это так громко: премьера. Просто – показ цветного варианта, или, как это теперь называют, колоризованного.

Российская газета \ Когда вам предложили эту идею перевести в цвет черно-белый фильм, какой была ваша первая реакция?

Хуциев \ Естественно, удивление: мне это и в голову не приходило. Тем более, что уже был опыт, вызвавший массу споров, - с колоризацией «Семнадцати мгновений весны». Но я подумал, встретился с людьми из объединения «Крупный план», которые занимаются восстановлением и колоризацией фильмов, понял, как серьезно, как скрупулезно они подходят к делу. Привлекли художника по костюмам, тщательно изучали, какие расцветки тканей тогда были в ходу, им приносили образцы этих тканей. Я увидел: работа – серьезная. И решил, что можно попробовать: материал фильма к тому располагает. Если в «Семнадцати мгновениях…» много фронтовой хроники, а мы привыкли, что хроника военных лет снята на черно-белой пленке, и цвет в фильме воспринимали как что-то постороннее, то «Весна на Заречной улице» - современная лирическая история, здесь важно настроение, события развиваются от промозглой осени через зиму к весне. Есть эпизоды, снятые на заводе – то есть в фильме много различных фактур. И есть в нем все предпосылки к тому, чтобы подумать о драматургии цвета. Мы начали с пробных фрагментов, и вот работа – подчеркиваю: очень большая и серьезная – закончена.

РГ \ Иными словами, нужна не механическая «раскраска», а продуманное цветовое решение…

Хуциев \ Именно об этом я и стал думать. Когда предварительный вариант мы показали в Одессе, зал принял этот опыт очень хорошо. Я понимаю: там особая аудитория, и когда на экране пошел титр «Одесская киностудия, 1956 год», зал взорвался аплодисментами, а в финале аплодировал стоя. Все это было очень волнующе… только не пишите «волнительно», терпеть не могу это словечко. Один из моих давних друзей и коллег по киностудии даже сказал: «Такое впечатление, что картина изначально снималась в цвете!».

РГ \ Вы даже в «цветную эпоху» много работали в черно-белом кино - почему?

Хуциев \ Цвет – серьезная проблема для кино. В условных жанрах – сказках, мюзиклах, костюмных фильмах – он должен быть иным, чем в жанрах бытовых. И никакому жанру не годится простая фиксация нашей цветовой среды. Потому что в жизни мы часто оказываемся в окружении самых диких, нелепых цветовых сочетаний – сочетаний несочетаемого. Это может раздражать, но мы понимаем: мы внутри живых обстоятельств. Экран такого себе позволить не может. Мы уже не внутри, мы смотрим на него извне, мы оцениваем. И цвет в кино всегда приходится корректировать уже в расчете на его восприятие зрителями.


РГ \ История кино знает примеры очень активного использования цвета для серьезных художественных задач.

Хуциев \ Конечно. Гениальный Эйзенштейн в знаменитой цветовой сцене пляски опричников из второй серии «Ивана Грозного» делал цвет психологически насыщенным, экспрессивным. Первая цветная картина Феллини «Джульетта и духи» - тоже активные поиски осмысленной цветовой среды, там цвет режиссерски организован.

РГ \ Но Феллини сразу задумал фильм в цвете. А вы свою «Весну на Заречной…» снимали как черно-белую и о цвете не думали. Стоило ли вторгаться в изначальный замысел?

Хуциев \ В данном случае я счел это возможным. «Мне двадцать лет» или «Июльский дождь» я бы поостерегся переводить в цвет – а в «Весне…» с самого начала была заложена драматургия настроений, и ее уже можно вообразить в цвете.

РГ \ Картину недавно показали в Белых столбах на фестивале архивного кино – как ее там приняли?

Хуциев \ На меня накинулись киноведы. Они были даже против реставрации – считали, что в старых фильмах нужно сохранять и царапины на пленке! Но я скажу так: кино делается не для киноведов, а для зрителей. Я им пытался напомнить, что современный молодой зритель привык к совершенно другим стандартам изображения, но поддержан не был. Хотя там же, в Белых столбах, показали «Наполеона» Абеля Ганса - немой фильм 1927 года, озвученный в 1935 году. И надо сказать, все сцены, связанные с Французской революцией, от озвучания невероятно выиграли. Кипящая народная масса, поющая «Карманьолу», пламенные речи – все это в немом варианте было чистой информацией, а в звуковом – действовало с огромной эмоциональной силой, мурашки по коже шли: ты ощущаешь, какое это было величественное, но страшное время. Я думаю, цвет для старого кино тоже может стать важным дополнительным художественным средством.

РГ \ А как вы парируете главное возражение: у черно-белой графики есть своя эстетика, и цвет ее неизбежно разрушает?

Хуциев \ Это правило не универсально, и каждый конкретный случай здесь – особый. Ну, а кроме того, черно-белый вариант никуда не девается – он будет существовать рядом с цветным, и каждый может выбирать тот, что по душе.

РГ / Судя по опубликованным фото, вы стремились к более пастельному, чем обычно, изображению.

Хуциев \ Да, мы не хотели слишком ярких красок. А самой большой проблемой были лица. Мы об этом много спорили: мне возражали, что кожа выглядит слишком мертвенно, а мне не нравилось, когда по экрану ходят персонажи с кирпичным цветом лица.

РГ \ Вы довольны результатом колоризации?

Хуциев \ Я никогда не бываю полностью удовлетворен тем, что сделано. Но я принимаю такой вариант фильма, и работать над ним мне было очень интересно. Я даже испытал некоторые ностальгические переживания – словно вернулся в те годы, когда мы в Одессе снимали эту картину.

РГ \ Не могу не спросить о том, как складывается судьба вашего фильма о Толстом и Чехове – «Невечерняя».

Хуциев \ Пока никак – денег по-прежнему нет. В Минкультуры посоветовали связаться с кинокомпанией Central Partnership, там состоялся разговор, они попросили на обдумывание недели две, а потом по телефону через сына передали отказ.

РГ \ А Фонд поддержки кинематографии не изъявил желания участвовать в проекте?

Хуциев \ Фильм отвечает всем провозглашенным Фондом требованиям: он социально значимый, авторский, патриотический, он, я думаю, способен привлечь интерес фестивалей. Но снова идти, просить и получать оплеухи не хочется. Вообще, я замечаю, что наши ведомства, отвечающие за культуру, не очень заинтересованы в кинематографе – он им не близок. А зритель уже стал привыкать к плохому сериальному кино, и если учесть состояние нашего образования и просвещения, то в этом процессе распада общей культуры, боюсь, скоро наступит «точка невозврата».

("Российская газета", 4 марта 2011)

комментарии (3)

Леонид Павлючик 04 марта 2011, 21:31

Друзья, коллеги, это, конечно, факт возмутительный, что выдающегося кинорежиссера, перешагнувшего 85-летний рубеж, посылают ходить с протянутой рукой из одной инстанции в другую. Эта тактика тем более отвратительна, что режиссер снял один из своих безусловных шедевров -- это очевидно каждому, кто видел на 80 процентов готовый фильм. Зачем существуют все эти бессмысленные фонды поддержки кино, если они  не могут (или не хотят) поддержать новый фильм живого классика отечественного и мирового экрана? Больно, стыдно и горько.

Владимир Двинский 05 марта 2011, 17:30

КАк же это все отвратительно-есть десятки и десятки миллионов платить футболистам,бешеные бонусы банкирам в банках с госучастием, на кресла из красного дерева с золочением под задницы начальникам и на пятидесякомнотные дома жуликам в погонах. Вопят о патриотизме.Да какой это,к чертовой матери,патриотизм,если одному из выдающихся  режиссеров России не могут дать денег на ОКОНЧАНИЕ фильма.Да еще фильма,материал,которого обещает серьезную удачу.И фильм-то о ТОЛСТОМ и ЧЕХОВЕ.Я точно знаю,что Хуциев стране ничего не должен,а она ему должна.Больно и страшно!


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email