Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Только четыре из десяти российских картин окупаются в прокате

опубликовал | 23 мая 2011

модератор КиноСоюз | - просмотров (95) - комментариев (0) -

Государство тратит значительные средства на поддержку отечественного кинематографа. Часть проблем российского кино обусловлена недостаточным количеством кинозалов за пределами городов-миллионников. Генеральный директор сети 3D-кинотеатров «Синема Парк» СЕРГЕЙ КИТИН рассказал корреспонденту РБК daily ЕКАТЕРИНЕ СЕВРЮКОВОЙ, что, по его мнению, нужно сделать, чтобы кинопрокат стал прибыльным бизнесом даже в неблагополучных регионах.

«Цифра» и льготы

– Сейчас в правительстве ведется работа над созданием механизма поддержки национальной кинематографии: предлагается перераспределить доходы зарубежных кинокомпаний в пользу отечественных — часть выручки от продажи кинобилетов в России направить на производство отечественных фильмов. Как вы считаете, оправданны ли такие меры?

– В разных странах существуют свои протекционистские меры. К примеру, подобная система существует во Франции — государство всячески стимулирует производство национальных фильмов, чтобы французское кино не умерло. Все понимают, что и российское кино должно развиваться. Вопрос только — каким способом.
Сегодня распределение доходов между дистрибьюторами и кинотеатрами происходит в пропорции 50 на 50%. Предложенный механизм поддержки национальной кинематографии не уточняет, из какой доли выручки будут изыматься средства на производство отечественных фильмов. Механизм перераспределения части доходов от продажи кинобилетов может привести к тому, что побудительные мотивы для развития киносетей просто исчезнут. Данная инициатива выглядит пугающей, т.к. кинотеатр сегодня может развиваться только благодаря своим бюджетам. Понятно, что российское кино в основном производится на бюджетные деньги, но и дотации — это все-таки не панацея. Российское кино смотрят в основном российские зрители. Статистика такова, что только четыре из десяти российских картин окупаются в прокате. Причина низких сборов остальных фильмов — небольшое количество зрителей. Проблему такой достаточно убыточной отрасли, как производство кино, можно было бы решить, расширяя ограниченную на данный момент географию российского кинопроката, которая составляет всего лишь 30% нашей страны, и увеличение количества экранов в России. Ведь только совсем недавно современный кинопоказ пришел в города с численностью от 350 до 500 тыс. человек, создав новую инфраструктуру развлечений. Правильный тренд, развивающий российский кинопрокат, — продолжать идти в малые города, строить кинотеатры и развивать индустрию, а не стагнировать.

– Какие механизмы, на ваш взгляд, могли бы оказать реальную помощь отрасли и решить существующие в ней проблемы?
– Практически во всех европейских странах существуют способы государ­ственной поддержки кинотеатров при переходе на цифровые проекторы в виде освобождения от налогов и разовых выплат. У нас пока этого нет, и поскольку разработка форм поддержки — процесс небыстрый, я считаю, что необходимо принять очевидные и несложные решения, которые будут иметь положительный эффект.
Насущной необходимостью кинопроката является снижение таможенных пошлин на ввоз цифрового оборудования. Создание именно цифрового кинотеатра в маленьких городах — технологическая необходимость, так как пленку для них производить никто не будет. Пленка — это сложности в логистике. Кроме того, планка эффективности копии для маленького города значительно ниже, чем для миллионника. Каждая копия стоит больших денег, и дистрибьюторам иногда невыгодно печатать копию для маленького города просто потому, что она не окупится. То есть развитие кинотеатров в таких городах идет за счет установки «цифры». Также наличие цифрового проектора позволяет при меньшем количестве залов загружать большее количество фильмов, показывать в одном зале несколько разных фильмов, обеспечивая широкий репертуар. Цифровые проекторы в России не производятся — они ввозятся из-за рубежа. При этом если обычный пленочный проектор стоит 20 тыс. евро, цифровой — в пять раз дороже, около 100 тыс. евро, да еще облагается таможенной пошлиной в размере 15%. То есть мы вынуждены платить пошлину, практически равную стоимости пленочного проектора. Вот здесь и могла бы проявиться помощь государства нашей отрасли.
Пока же получается, что мы изымаем средства из своего оборота и, вместо того чтобы вложить их в новые проекты, платим огромные таможенные пошлины. Логичнее было бы освободить кинотеатральные сети от этого бремени, тем самым улучшив бизнес-модель, которая позволила бы сетям не только строить кинотеатры в городах с численностью населения 500 тыс. и 350 тыс. человек, но и начать движение в сторону городов, начиная от 100 тыс. жителей. Пока же рыночный механизм не позволяет это сделать.

Бизнес-модель, а не дотации

– Сейчас возможность смотреть кино имеют в основном жители крупных городов. В средних и малых городах по-прежнему остро не хватает залов. Почему развитие кинотеатральных сетей за пределами городов-миллионников происходит так медленно?

– А потому, что частный бизнес опасается рисковать, а программы господдержки, направленные на развитие кинопрокатной отрасли в регионах, неэффективны. В прошлом году мы построили два больших экспериментальных кинотеатра в Вологде и Белгороде. Это крупные региональные центры с числом жителей около 350 тыс. На седьмой год существования сети мы смогли открыть там мультиплексы, по формату аналогичные московским, и доказать, что такая бизнес-модель работает и в регионах. По выручке они собирают сопоставимые с московскими кинотеатрами деньги из-за того, что конкуренции в регионах меньше, чем в столице. Другое дело, что необходимо очень четко планировать инвестиции, так как в городах подобного масштаба и тем более с меньшим числом жителей существует проблема наполнения кинотеатров необходимым количе­ством посетителей, соответственно, есть серьезные риски недополучить доход с продаж билетов.

– Еще несколько лет назад города-миллионники могли вместить три-четыре крупных кинотеатра, а города с численностью населения от 500 тыс. — не больше одного-двух кинотеатров. Как изменилась ситуация?

– С точки зрения окупаемости она не изменилась. При сегодняшней налоговой нагрузке на кинотеатры входить в города с численностью населения 100 тыс. жителей для бизнеса неразумно. Таможенные пошлины, затраты на строительство там кинотеатров не сопоставимы с выручкой, которую кинотеатр может получить в таком городе. К примеру, строитель­ство одного только экрана обходится нам от 600 тыс. до 1 млн долл. Если строим пяти-шестизальник, он обходится нам уже в 4—5 млн долл. Поэтому мы и предлагаем совершенно другую бизнес-модель, а не дотации. Если государство даст льготы всем, кто хочет строить в таких городах, то и решит проблемы прихода кинотеатров в малые города, и сэкономит, так как тот же бизнес будет зарабатывать деньги и платить налоги. Дотации обойдутся государству значительно дороже, если государство решит поддерживать и развивать одну сеть кинотеатров.
Легче и гораздо дешевле создать экономические стимулы в виде налоговых льгот для частных сетей, готовых развивать бизнес в малых городах, чем по­строить за счет государства новые кинотеатры в малых городах при неизменной экономической модели. Даже если на государственные деньги кто-то и построит кинотеатры, а это дорого, без изменения экономических условий их функционирования потребуется ежегодная государственная поддержка. Путь создания дотируемой государ­ством сети очень опасный, так как разрушает рыночные механизмы кинопроката. Государство создает игрока, который имеет преимущества перед частными независимыми кинотеатрами, окупаемость его не интересует, у него социальная миссия, то есть можно сделать минимальные цены на билеты, убить частных конкурентов! А тогда развитие кинопроката может опять замедлиться.

Эффективность на метр

– Как местные региональные сети реагируют на приход крупных игроков?

– Зачастую, желая оставить себе перспективы, они начинают применять демпинг — занижают цену кинобилета, тем самым пытаясь удержать зрителя. Безусловно, подобным кинотеатрам тяжело окупать свои затраты, и поэтому они переходят на серые схемы, так как они не отчитываются перед дистрибьюторами в режиме онлайн. Из-за этого срок окупаемости наших новых проектов в таких городах увеличивается.
Крупные же игроки, которые завоевывают рынок, делают его более прозрачным. Работая с крупными сетями, дистрибьютор всегда уверен, что выручка не скрывается. Этому способствует единая электронная система по продаже билетов — единая база, куда сводятся все данные, и в режиме онлайн можно получить информацию о каждом проданном билете. Я считаю, что приход сетевых операторов в регионы оздоравливает рынок. Да и дистрибьюторы получают надежного партнера, который готов отчитываться за каждый проданный билет.

– А зачем там строить новые кинотеатры, если можно купить региональные и объединить их потом в сеть?

– Многие игроки, которые начинали раньше нас, шли именно по такому пути — покупали региональные кинотеатры или брали их под управление и рекон­струировали. Но мы считаем этот путь неэффективным. Как правило, региональные однозальники очень старые, и реконструировать их зачастую дороже, чем построить новый современный кинотеатр. Архитектурные проекты наших кинотеатров гораздо компактнее и отвечают современным тенденциям кинобизнеса, а кинотеатры советской эпохи решали совсем другие задачи. Неэффективны они и с точки зрения окупаемости. К примеру, на площади 3 тыс. кв. м в регионе находится один кинотеатр, у нас же — три-пять залов, в которых идут разные фильмы, таким образом, эффективность квадратного метра у нас гораздо выше. И даже если картины не самые успешные, общий сбор значительно выше, чем у однозальника.

– Кинотеатры являются «якорными» объектами для торговых центров, так как генерят поток посетителей. Выходя в регионы, вы строите отдельно стоящий кинотеатр или все же в торговом центре?

– Торговые центры — это по-прежнему основной локомотив строительства кинотеатров, так как в России сама процедура получения собственности на землю сложна и обременительна. В городах возникают огромные проблемы с подводом и подключением объекта к мощностям. С точки зрения своих производственных возможностей для кинотеатра это также крайне обременительная процедура. Например, за подключение к электричеству необходимо заплатить более 2 млн долл., а ведь кинотеатр даже еще не построен, не работает. Поэтому, выбрав в качестве локомотива торговый центр, выигрывает и он, и мы: кинотеатр арендует площади по льготной ставке, так как притягивает людей. Основная нагрузка по аренде ложится на галереи, магазины, так как они строят свой бизнес на потоках людей.

– Чем вы руководствуетесь при формировании цены на билет в регионах и насколько она отличается от московской?

– В первую очередь мы, конечно, ориентируемся на цены в нашей сети. Но при вхождении в новый регион для нас важным является и местный уровень жизни.
Как вы оцениваете рынок российского кинопоказа — каков его потенциал?
Рынку кинопоказа есть куда расширяться. По оценкам кинопрокатного сообщества, количество экранов в России может быть увеличено практически в два раза за счет неосвоенных территорий — маленьких городов, где катастрофически не хватает экранов. В России в год продается около 160 млн билетов. Для сравнения: в СССР в 1990 году было продано 2 млрд билетов. Я понимаю, что Россию и СССР сравнивать не очень корректно, но считаю, что потенциал роста есть. Продавать 300 млн билетов в России — это нормальная рабочая планка, которая позволит российскому кино выйти на уровень окупаемости.

– А каков спрос? Может быть, и не стоит столько строить, если количество потенциальных зрителей в России невелико?

– Безусловно, с точки зрения увеличения числа зрителей у нас большая демо­графическая проблема, так как основная аудитория кинотеатров — молодежь до 25 лет — в Москве неуклонно снижается. К счастью, благосостояние людей увеличивается — количество посещений на одного зрителя растет. В Европе обычный житель посещает кинотеатр в среднем четыре раза в год, у нас же — один раз. Кроме того, число посетителей растет как раз за счет появления кинотеатров в регионах.

– По оценкам АКАР, по итогам 2010 года рост сегмента рекламы в кинотеатрах составил 91% (0,9 млрд руб.). Ощущаете ли вы повышенный интерес к данному сегменту со стороны рекламодателей и какой процент в общей структуре выручки занимает реклама в кинотеатрах?

– На Западе доля выручки, приходящаяся на рекламу в кинотеатрах, достигает 10%. У нас же она по-прежнему мала — около 3%, что связано с непрозрачностью этого сегмента для рекламодателей. Еще 30% в структуре нашей выручки приходится на бары: пепси, попкорн и т.д. Все остальное — заработок от проката.
Вместе с компанией «Синема 360» несколько лет назад мы предложили рекламодателям новую технологию размещения роликов «Кино-контакт!». Кинотеатры пула, участвующие в проекте, продают рекламу исходя из количества посетителей кинотеатров, а не стоимости показа, гарантируя рекламодателю количество зрителей, а значит, просмотров их рекламы по билетно-кассовой отчетности, что способствует развитию этого сегмента рынка.
Участники кинотеатрального рынка уже не раз поднимали вопрос о пересмотре минимальной ставки вознаграждения композиторов, которая взимается за исполнение их произведений в кинотеатрах во время демонстрации фильмов. На каком этапе сейчас находится решение этой проблемы?
Сейчас эта проблема стала еще более актуальной. Кроме разделения дохода между дистрибьюторами и кинотеатрами в пропорции 50 на 50% у кинотеатров есть еще одно обременение: из своих 50% они вынужден отчислять еще 3% выручки в пользу Россий­ского авторского общества (РАО). Получается, что 50% мы отдаем за производство фильма и еще 3% дополнительно — только авторам. Я считаю, что получаем и прокатываем мы не музыку, а аудиовизуальное произведение, которое создано благодаря большому количеству творческих людей. К тому же эта ставка не учитывает веяния времени. Мы вкладываем деньги в 3D и, чтобы окупить затраты, повышаем стоимость билета. А авторы просто получают с нас оброк в виде фиксированного процента с билета как раз за 3D-технологию. Нужно все приводить в соответствие со здравым смыслом. Мы считаем, что должны быть созданы какие-то рыночные механизмы и ставка должна быть дифференцированна. К примеру, если фильм выигрывает от того, что он является шоу в 3D, то ставка должна быть ниже, чем у обычного аудиовизуального произведения.

– Какую ставку вы считаете справедливой?

– Не более 0,3% с выручки. Сейчас мы вышли на правительственный уровень с этой идеей.

– Имеет ли смысл переоборудовать залы, если фильмов в формате 3D выходит не так много и, как считают эксперты, зрители уже начали терять интерес к такого рода картинам?

– Пленка — это дорого, она быстро изнашивается. Кроме того, это плохо разлага­ющийся и вредный продукт с экологической точки зрения — Голливуду это важно. «Цифра» — это однозначно движение вперед.
Что касается фильмов в 3D — это визуально более яркое явление, чем 2D. Когда сама 3D-технология завоевала умы режиссеров, стало понятно, что все хотят снимать такого рода шоу. Был период, когда режиссеры выстраивались в очередь для того, чтобы сделать свои фильмы в 3D, так как не хватало технологически готовых компаний. До сих пор у Голливуда не хватает таких производственных возможностей. Другое дело, что есть технология съемки фильма в формате 3D, в том числе на технологии IMAX, и есть обычная съемка, которая потом благодаря компьютерным программам видоизменяется и делает 3D-изображение. К сожалению, такого рода эксперименты не всегда были удачными. В результате 3D-фильмы стали терять репутацию. Раньше те кинотеатры, которые успели перевооружиться в «цифру», предпочитали ставить фильмы в 3D. Всем остальным приходилось обходиться фильмами в 2D. Сейчас же сети стали избирательнее подходить к выбору репертуара. К примеру, «Синема Парк» как самая вооруженная сеть — у нас 50% залов в каждом кинотеатре имеют цифровой проектор в формате 3D — тем не менее отказывается от картин в 3D, если качество недостаточно высоко.

– У вас есть эксклюзивная лицензия на оборудование кинотеатров системами IMAX в регионах. Насколько эта технология может быть масштабирована на регионы?

– Наша сделка с IMAX глобальна: мы заключили соглашения на установку кинотеатральных систем в 18 городах. В том числе в таких региональных центрах, как Челябинск, Новосибирск, Саратов, Екатеринбург и Воронеж. Строительство подобных залов — это очень дорогое удовольствие, эти города не могут выдержать кинотеатров такого уровня в большом объеме, поэтому мы потребовали от IMAX эксклюзивности. И мы считаем, что это должно быть эксклюзивным шоу в городе.

Екатерина Севрюкова, РБК-daily

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email