Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

3:0 в пользу "Брата"

опубликовал | 28 июня 2010

Леонид Павлючик | - просмотров (59) - комментариев (0) -

Главный приз Московского кинофестиваля уехал в Венесуэлу
Такое редко случается на фестивалях. Но в Москве это чудо произошло. Фильм «Брат» из Венесуэлы завоевал не только главный приз жюри – «Золотой Святой Георгий», но и приз Российской Гильдии киноведов и кинокритиков «Слон», а также приз зрительских симпатий. Словом, 3:0 в пользу «Брата». Оказывается, и сегодня, когда кино резко разделилось на высоколобый артхаус, которому отдают должное просвещённые знатоки, и на откровенно развлекательный масскульт, которому радостно внимает поп-корновая молодёжь, вполне возможно снимать картины не «для избранных» и не «для толпы», а «для всех». Молодой режиссёр из Венесуэлы Марсель Раскин сполна доказал это своим фильмом, став любимцем прокалённой безжалостным июньским солнцем кинематографической Москвы.
Впрочем, победа в творческом соревновании далась режиссёру-дебютанту непросто.  Москва на десять дней стала подлинной кинематографической Меккой, пусть здесь и не было голливудских первачей. Зато сюда приехали именитые европейские режиссёры Клод Лелюш, Люк Бессон, Джон Ирвинг, американский продюсер Крис Меледандри, актеры Микки Манойлович и Каталина Сааведра, Эманюэль Беар и Каролина Грушка… На предваряющей открытие фестиваля пресс-конференции президент ММКФ Никита Михалков самокритично сообщил, что Московский международный только сейчас освободился от комплекса неполноценности и приобрел «трезвое лицо». По его словам, фестиваль больше не гонится за голливудскими звездами, не развлекается, не бражничает, как случалось в иные годы, а предлагает смотреть хорошее кино, которое нельзя найти в прокате и в Интернете.
Такого серьёзного и разнообразного кино благодаря слаженной и спорой работе отборщиков набралось в этом году аж на целых 25 программ. В рамках внеконкурсных показов нашлось место и интереснейшим ретроспективам Клода Шаброля, Серджио Леоне, Люка Бессона, и азиатскому киноэкстриму, и чеховским мотивам на современном экране,  и лучшим документальным лентам мирового кино, и мультипликационным короткометражкам, и ярким гала-премьерам, в том числе и долгожданной «Брестской крепости», и авторским программам Петра Шепотинника и Андрея Плахова «8 с половиной фильмов», «Московская эйфория». А всего за десять фестивальных дней было показано около 350 фильмов, на которых, по уверениям организаторов киносмотра, побывало более 120 тысяч зрителей. Словом, в этом море имён и фильмов можно было легко затеряться. Но фамилия венесуэльского режиссёра отныне будет вписана в историю фестиваля золотыми буквами – наряду с именами корифеев экрана, которые участвовали и побеждали на Московском международном.
Кто-то может сказать, что уровень ММКФ нынче не тот, и успех молодого дебютанта несопоставим с творческими прорывами титанов прошлого. В этом соображении есть, конечно, резон. И никто, разумеется, не ставит знак равенства между фильмом «Брат» и, скажем, «Голым островом» Кането Синдо или шедевром Федерико Феллини «8 с половиной». Но венесуэльский режиссёр, тем не менее, победил всех своих соперников по ММКФ в честной борьбе и, как уже говорилось, по всем статьям. А это было нелегко, поскольку в нынешнем году сложился на редкость сильный конкурс, что стало приятной неожиданностью для критиков, которые последние десять-пятнадцать лет с привычной монотонностью поругивали фестиваль. Более того, звучали даже радикальные предложения вовсе отказаться от конкурса и превратить ММКФ в фестиваль фестивалей - этакий парад лучших фильмов мирового экрана, уже снискавших славу в Каннах, Берлине, Венеции, Локарно, Сан-Себастьяне, Карловых-Варах…
Вверх по течению
Не скрою, схожие мысли возникли и у меня в первые дни нынешнего фестиваля, когда основную программу открыл достаточно вялый по режиссуре и очевидно предсказуемый турецкий фильм «Выброшенный на берег моря» в постановке режиссёра Несли Чолгечена. Значит, опять будет привычная тоска, устало подумалось мне. Усугубила это впечатление испанская картина «Вниз по течению» маститого режиссёра Вентуры Понса, в котором главная героиня – тридцатилетняя медсестра, вернувшаяся на родину из Африки, где она врачевала больных детей, раз за разом доказывала глубину переживаемого ею душевного кризиса сценами болезненно-ущербного секса с полупарализованным инвалидом на глазах у соглядатая-старика. Не добавила оптимизма и австрийская картина «Убийца с камерой» Роберта Адриана Пежо - типовой ужастик про серийного маньяка – фильмам такого рода не место в конкурсе международного кинофестиваля.  
Но вспыхнувшее было раздражение тут же погасила искренняя и глубокая канадская картина «Коул» Карла Бессаи, какими-то новыми, не затёртыми словами и образами рассказавшая явно автобиографическую историю взросления талантливого парня, пытающегося вырваться в мир больших мыслей и страстей из убогого провинциального городка. Порадовала сербская лента «Беса» - акварельной нежности камерный этюд о странной, невозможной, запретной любви между изящной, дышащей духами и туманами аристократкой и неотесанным, грубоватым, на первый взгляд, мужланом-албанцем, который оказывается человеком тончайшего строя чувств. Приятно поразила картина «Воробей» режиссёра Юрия Шиллера - единственная русская работа в конкурсе, тонко балансирующая на грани игрового и документального кино, пронизанная любовью к обитателям русской глубинки.  А дальше пошло-поехало: что ни фильм - то радостное откровение, вызывающее в кулуарах ожесточенные дискуссии, чего на ММКФ давненько не наблюдалось.
Мне кажется, члены отборочной комиссии правильно сделали, что не стали зацикливаться на фильмах больших кинематографических держав типа Америки, Англии, Франции, Италии, а сосредоточили свои поиски на кинопросторах бывших социалистических стран и в государствах Латинской Америки, где сегодня наблюдается настоящий кинобум. И где к фильмам по-прежнему относятся как к произведениям искусства, которые могут повлиять на жизнь общества, а не как к ходовому товару, способному разве что сорвать кассу. И эта осмысленная стратегия отбора принесла нашим селекционерам удачу. Из доброй тысячи отсмотренных картин они в итоге собрали интересную конкурсную программу, в которой, может, и не было шедевров, равновеликих лучшим творениям Кустурицы, Ханеке, Альмодовара, но, тем не менее, оказалось немало достойных лент, которые могли бы украсить и конкурс Каннского или Венецианского фестивалей.
В поисках земного рая
Эмоциональным, смысловым ядром конкурсной программы стали фильмы из стран Восточной Европы, некогда входивших в социалистический блок. После показа «Катыни» Анджея Вайды по каналу «Россия», справедливо посчитал программный директор ММКФ Кирилл Разлогов, в нашей стране сложилась ситуация, когда стала возможна более высокая мера открытости и гласности. И этим, по его словам, было бы грех не воспользоваться. В итоге на конкурсный экран попали фильмы, которые ещё год назад брали бы через один и с опасливой оглядкой. А нынче они составили содержательный стержень основной программы, состоявшей в этот раз из 17 лент. Чешская картина «Как рай земной», венгерская лента «Последний донос на Анну», болгарский фильм «Следы на песке», польская «Розочка», немецкий «Берлин, Боксхагенер платц», примкнувший к ним немецко-албанский фильм «Албанец» - эти работы били в одну точку и с редкостным единодушием говорили о больном и главном. О пережитых и, увы, всё ещё неизжитых ранах недавнего прошлого, на которое пришлись страшные годы сталинизма. О венгерском восстании 1956 года, идеалистическом и обреченном. О пражской весне 1968 года, безжалостно раздавленной гусеницами советских танков. О сломанных судьбах, раздавленных хребтах, по которым тяжелым катком прошла государственная машина. О берлинской стене, которая рано или поздно должна была пасть под натиском беглецов, выбирающих смерть или свободу. О диссидентском движении, которое исподволь готовило грядущие перемены.  О внезапной растерянности целых стран и народов, когда стена рухнула,  коммунистические оковы оказались сброшенными, и свобода явила людям свой прекрасный и грозный лик…
Что характерно: авторы этих фильмов с нынешней Россией тоталитарное зло никак не ассоциировали, да и с Советским Союзом счёты, в общем-то, не сводили. А по большей части разбирались в сути национального характера, судили полной мерой, в том числе, и конформизм, приспособленчество своих соотечественников. И эта горькая нота самоосмысления своей исторической судьбы, самопознания нравственных основ своих собственных народов – это было нечто новое в старой, уже, казалось бы, порядком избитой и изжитой  теме.
Будь во главе жюри любой другой деятель кино, он, уверен, отдал бы главный приз одной из этих острых, проблемных лент. Но надо знать Люка Бессона – адепта и виртуоза яркого, увлекательного, зрелищного кино, автора «Леона», «Никиты», «Артура и минипутов» и других рекордсменов проката. Жюри под его руководством, конечно, отдало должное социальной проблематике и художественной силе вышеописанных картин, присудив польской «Розочке» приз за лучшую режиссуру и специальный приз жюри фильму «Албанец», в котором отметили также фактурного актера Ника Хелилая. Приз за лучшую женскую роль справедливо  достался актрисе Вилме Цибулковой, которая грациозно сыграла прелестную и жалкую, легкомысленную и стойкую героиню-диссидентку в чешской ленте «Как рай земной». Но главный приз Бессон и его команда, которые, как и было ими обещано, судили не разумом, а сердцем, дали все-таки венесуэльской картине «Брат», которая сделана совсем по иным законам и скроена по совсем иным лекалам, чем вышеописанные образчики социально-политического кино.
В чем твоя сила, «Брат»?
В картине «Брат» есть бандитские разборки, драки, убийства, подброшенные младенцы, футбольные поединки, горячая пыль земли и горячий мужской пот, любовь, дружба, ненависть, измена…  История двух братьев-футболистов, один из которых, по сути, приносит в жертву свою жизнь во имя другого, снята с латиноамериканским сериальным перебором, но так фактурно, чувственно, увлекательно, калейдоскопически ярко, что просто искры летят из под копыт, сиречь, из-под бутс главных героев. И всё это сюжетное пиршество с футбольной темой во главе угла как-то удачно наложилось на чемпионат мира, который раз в четыре года проходит параллельно с Московским кинофестивалем, и, о чудо, не отбивает у него зрителей. Что и доказал зрительский триумф венесуэльского «Брата».
Получая награду за лучший фильм фестиваля, молодой режиссёр не по годам мудро заметил: «В моем фильме есть фраза, которую я хочу вспомнить сегодня. Жизнь всегда будет забивать нам голы. Мы будем проигрывать. Однако каждый день мы должны просыпаться с ощущением, что счет – 0:0. И просто делать свое дело».
Пожалуй, лучше и не скажешь. А главное, эта простая мудрость подходит всем и годится на все случаи жизни. Возьмут ли ее на вооружение устроители ММКФ?

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email