Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

"Раскол". Вчера и сегодня

опубликовал | 05 сентября 2011

Юрий Богомолов | - просмотров (89) - комментариев (2) -

Новый телевизионный сезон обещает стать из ряда вон. Если не в разделе информационно-аналитического вещания, то в номинации "художественный сериал".
Предварительная информация о содержимом портфелей наших телеканалов породила некоторые упования. Они связаны с новым сериалом Валерии Гай Германики на Первом, с "Белой гвардией" и "Жизнью и судьбой" на "России". Но, пожалуй, наиболее ожидаемым событием стал 20-серийный телероман Николая Досталя "Раскол" на той же "России". Он начинает свой круг бытия в эфире уже в этот понедельник.

Сначала кажется, что сериал вдохновлен исключительно просветительской миссией. Он рассказывает о таком отрезке отечественной истории, который массовой аудитории практически неведом - ни в мифологической оправе, ни в беллетристической интерпретации. То ли дело царствования Ивана Грозного, Бориса Годунова, Петра I, Екатерины II... А вот правление Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, в памяти народной запечатлено разве что картиной Сурикова "Боярыня Морозова". Да, конечно, что-то мы слышали о суровом патриархе Никоне и о принципиальном протопопе Аввакуме. Но из-за чего меж ними случилась размолвка не на жизнь, а на смерть, и почему она была названа "расколом", и какое влияние все это имело на ход нашей истории - ничего этого толком не знаем.

Исторических деталей и политических аллюзий в сериале предостаточно. Оттого повествование довольно быстро приобретает не только историко-просветительский, но и злободневно-поучительный характер.

...Молодой царь хотел Русь греховную обратить в Русь безгрешную. Примерно как Михаил Горбачев или, если угодно, как Дмитрий Медведев. Да былые грехи оказались столь тяжелы, что в рай не пустили. Он на помощь призвал игумена Никона, человека строгого, принципиального и порядочного. Царь его приблизил и сделал патриархом. И разрешил ему называться Государем. Таким образом, впервые в истории нашего отечества появился тандем двух государей, правление которых кончилось скверно, хотя оба были за модернизацию и Государства, и Церкви.

Христианское вероучение вошло в жестокое противоречие с практикой насильственного подчинения ему паствы. И самым эффективным инструментом церковных иерархов стало силовое воздействие на верующих.

Заглянув в исторические труды, описывающие эту сторону дела, можно узнать, что главная заслуга патриарха Никона состояла в том, что он отстроил церковь как государство и создал в нем жесткую вертикаль.

Со своей стороны, Алексей Михайлович Тишайший, случалось, был милостив: он заменял смертную казнь через сожжение отрубанием правой руки и левой ноги. То есть взамен мучительной смерти даровал мучительную жизнь.

Раскол между Государством и Церковью произошел от того, что суровый Никон принял дарованный ему титул "государя" всерьез; он не прочувствовал его символическую условность и даже возымел честолюбивую претензию преобразовать свое ведомство в надгосударственный институт.

У этого историко-художественного персонажа я не нахожу в сегодняшней реальности более или менее близкого ему героя. Но в русской классике его нетрудно сыскать - это Великий Инквизитор Достоевского.

Никон в конце концов был низложен. Но внутрицерковный раскол между сторонниками модернизации церковных установлений и их противниками стал едва ли не самым долгоиграющим фактором российской истории.

На том витке исторического развития, который подробно воспроизведен на экране, кажется, что в основе противостояния аатриарха Никона и протопопа Аввакума ничего сущностного-то и нет. Ну, староверы предпочитают креститься двуперстием, а новообрядцы - тремя перстами. Но чтобы идти за это на костер... Ну, одни попы справляют службу по одним священным текстам, другие - по тем же, недостаточно хорошо отредактированным, с неточностями в переводе с греческих первоисточников. И чтобы за это опять муки принимать...

Но ведь должно было быть что-то еще, что сделало вражду между соотечественниками столь продолжительной и бескомпромиссной?

Смотришь серию за серией, и все неотвязнее мысль: неужели раскол - это и есть имманентное и перманентное состояние нашего общества? Жизнь нации и до трагических событий ХVII века выглядела расколотой. Время от времени государи делали попытки унифицировать верования и цели. Беспримерной жестокостью (Иван Грозный) - не получается. Царской милостью (Алексей Тишайший) - опять кровь. Решительной модернизацией (Петр I) - снова боль и казни. Пролетарской революцией (Ленин) - реки крови. Коммуно-имперской идеологией (Сталин) - моря крови и страх в подкорке.

В свою очередь, интеллигенция уже не один век живет противостоянием почвенников (староверов?) и западников (новообрядцев?), которое то стихает, то обостряется. Не спадает напряжение в отношениях Европы и Азии в стране. Сегодня то и дело приходится слышать призывы заменить многочисленные межпартийные суетные расколы одним большим программным расколом - народных толп с олигархической властью.

Сериал Николая Досталя и его соавтора, сценариста Михаила Кураева, актуален еще и потому, что в нем отразились, с одной стороны, вековечное стремление Церкви сделать Государство инструментом своей власти над мирянами, с другой - привычка Государства использовать Церковь в качестве идеологического агитпропа.

Разве не к этому сегодня идет дело? И способно ли общество остановить этот процесс? Да и есть ли оно - общество? Вот вопросы, которые Власть меньше всего хотела бы услышать накануне выборов и в связи с выборами.


***
С премьерой "Раскола" тянули с начала весны. Автору этих строк довелось посмотреть его еще в мае, и тогда стало понятно, что с размещением сериала в эфире будут проблемы. Создателям сериала почти сразу дали понять, что их сочинение слишком хорошо и глубоко для всеохватной аудитории такого канала, как "Россия 1".
Эта мотивировка кажется парадоксальной в цензурной практике. Объяснять непреодолимые трудности с показом произведения его высокими художественными достоинствами - такого я лично не припомню. Наше ТВ дожило: плохое кино можно демонстрировать, даже если оно очень плохое, а хорошее нельзя в первую очередь потому, что оно очень хорошее. Повеяло оруэлловскими сентенциями типа "незнание - это сила" и "свобода - это рабство". Теперь еще есть и "хорошее кино - это плохое кино".

Хорошему кино дали возможность появиться на свет на канале "Культура". И это в какой-то мере скандал, о политической подоплеке которого можно судить и по комментарию продюсера сериала Владимира Досталя.

С другой стороны, решение руководства холдинга ВГТРК прокатить сериал на "Культуре" кажется мудрым. И художнику не обидно - его создание ставится в прайм: в 21.25. И "пролам" приятно: их не станут донимать преданиями старины глубокой. И начальникам покойно - фильм увидит только ограниченный контингент телезрителей.

Художнику должно быть еще и лестно, поскольку "Раскол" пойдет без единой рекламной паузы. По ходу повествования канал организует с участием авторов, историков и публицистов несколько круглых столов, на которых будут обсуждаться реальные исторические коллизии, сюжетные повороты и эстетические достоинства сериала.

Чего же больше? Что так разволновался продюсер этого телеромана Владимир Досталь? Да и режиссер Николай Досталь выразил в нескольких интервью печаль по поводу того, что сериал фактически отправлен в ссылку - пускай и почетную. Им, авторам, хотелось бы, чтобы фильм о судьбе России увидела Россия. Или по крайней мере дать ему шанс быть увиденным Россией. Вот такая у них причуда.

А территория "Культуры", при всем почтении к населяющей ее публике, - это лишь частица огромной страны. К тому же и прайм-тайм - это в какой-то степени ловушка для сериала, который пойдет в окружении двух премьер: "Товарищи полицейские" на Первом и "Контригра" на "России 1". Нетрудно догадаться, что и без того не слишком широкая аудитория канала скукожится еще больше.

В советское время был такой иезуитский способ выражения политического недоверия художественному фильму - дать ему третью категорию, отпечатать пять копий и поставить галочку, что фильм выпущен в прокат. С сериалом "Раскол" проделано примерно то же самое в несколько ином формате... Увы, церковный раскол - дело не совсем прошлое: он то так, то иначе отзывается в быстротекущей светской современности. Отозвался он и в истории с показом фильма о нем.

Комментарий Владимира Досталя
Редакция «Новое время» обратилась с просьбой к продюсеру сериала «Раскол» прокомментировать решение руководства ВГТРК показать сериал не в эфире «России», как предполагалось с самого начала, а по «Культуре».
Владимир ДОСТАЛЬ:
Свое мнение по поводу, я бы хотел предварить цитатой из  А.И.Солженицына. Она дает ключ к пониманию и авторского замысла, и испуга руководства холдинга:
«…Я осмелюсь остановить внимание читателей на том — дальнем, трехсотлетнем грехе нашей русской церкви, я осмеливаюсь полнозвучно повторить это слово — грехе, еще чтоб избегнуть употребить более тяжкое, — грехе, в котором Церковь наша — и весь православный народ! — никогда не раскаялись. (Курсив мой – В.Досталь)
…Я имею в виду, конечно, русскую инквизицию: потеснение и разгром устоявшегося древнего благочестия, угнетение и расправу над 12-ю миллионами наших братьев, единоверцев и соотечественников, жестокие пытки для них, вырывание языков, клещи, дыбы, огонь и смерть, лишение храмов, изгнание за тысячи верст и далеко на чужбину — их, никогда не взбунтовавшихся, никогда не поднявших в ответ оружия (Курсив мой – В.Досталь), стойких, верных древле-православных христиан, их, кого я не только не назову раскольниками, но даже и старообрядцами остерегусь, ибо и мы, остальные, тотчас выставимся тогда всего лишь новообрядцами. За одно то, что они не имели душевной поворотливости принять поспешные рекомендации сомнительных заезжих греческих патриархов, за одно то, что они сохранили двуперстие, которым крестилась вся наша Церковь семь столетий, — мы обрекли их на гонения, вполне равные тем, какие отдали нам возместно атеисты в ленинско-сталинские времена, — и никогда не дрогнули наши сердца раскаянием!...
…И это непоправимое гонение — самоуничтожение русского корня, русского духа, русской целости — продолжалось 300 лет — и могло ли оно не отдаться ответным ударом всей России и всем нам?...
…В перспективе столетий ничтожными покажутся все нынешние различия «юрисдикций», но все более будет расти, и расти тень того великого церковного преступления, с которого началась гибель России…
…Христианам ли доказывать, что без покаяния невозможна никакая христианская жизнь и никакое движение к свету?...
…Перед нами — два духовно возвышающих шага видятся мне, и оба они — в раскаянии…
…Один — взять на себя, и покаяться, и искать путей неповторения: что русская церковь в роковую для родины эпоху допустила себя быть безвольным придатком государства, упустила духовно направлять народ, не смогла очистить и ощитить русский дух перед годами ярости и смуты…
…Второй, ранее того, — прекратить наше безумное — бесовское! — гонение старообрядцев…
…Без этих двух истинно церковных и друг другу причинно наследовавших грехов — не в России бы родился современный терроризм и не через Россию пришла бы в мир ленинская революция: в России староверческой она была бы невозможна!»
Решение руководства ВГТРК считаю ошибочным, какими бы причинами это ни объяснялось:
1. Отсутствием ли чувства профессионального долга перед телезрителем, обязывающего осуществить премьерный показ «Раскола», как было ранее запланировано, по государственному каналу Россия 1 (даже 10-15% аудитории Россия 1 на порядок выше, чем 10-15% на Культуре), при этом премьерный показ «Штрафбата», «Завещания Ленина» канал Россия 1 осуществил в прайм-тайм с умеренной рекламой;
2. Диктатом ли «его величества рейтинга», который не позволил руководству ВГТРК, «ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ» осуществить премьерный показ художественного произведения  на канале Россия 1 без рекламы (показать «Раскол» вперемешку с рекламой «памперсов» было бы кощунством – на это ума хватило); при этом ссылка руководства на сложность темы, «аудитория не поймет» и пр. - является безнравственно лукавой. Тем более что канал сам своим «ширпотребом» довел и целенаправленно доводит аудиторию до такого состояния.
3. А, скорее всего, это решение руководства ВГТРК (возможно, оно спущено свыше) является своеобразной, существующей сегодня на нашем телевидении формой государственной цензуры (если нельзя положить «на полку», то лучше максимально урезать аудиторию – каналом, временем показа и т.д., т.е.- чем меньше аудитория, тем лучше), руководство попросту испугалось влияния «Раскола» на умы зрителей.

комментарии (2)

Валерий Кичин 05 сентября 2011, 20:05

Браво, Юрий Александрович, статья великолепна. Подброшу еще один важный аргумент. Вопрос не только в специфике аудитории "Культуры". Этот канал лично я не мог поймать уже в 5 км от окружной дороги! Он технически недоступен абсолютному большинству населения страны. Если человеку трудно постичь фильм на 2-м канале, он переключится на 1-й - и дело с концом. А на "Культуру" не переключишься: она есть только в очень крупных городах, да и там ее нужно еще хорошенько поискать где-нибудь на 25-м или 35-м канале. То есть людей насильственно лишили права выбора.

Александр Никитин 07 сентября 2011, 02:52

Адептов "симфонии" и такой показ не устраивает:
http://kirillfrolov.livejournal.com/1423561.html


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email