Главная / Лента новостей
Опубликовать: ЖЖ   Facebook

Субсидии и реформы

опубликовал | 24 февраля 2012

модератор КиноСоюз | - просмотров (95) - комментариев (0) -

По информации «Известий», в ближайшие дни может быть окончательно определено, сколько денег из федерального бюджета пойдет на поддержку отечественного кинематографа в в 2012 году. Размеры государственных субсидий должны составить 5 381 887,9 тыс. рублей, из которых в Фонд кино направляется 3 876 927,3 тыс. рублей, а в министерство — 1 504 960,6 тыс. рублей.


В ведении министерства по-прежнему остаются артхаус, документалистика, анимация, дебюты и фильмы для детей и юношества. У фонда — частичное (не более 70% от сметы) финансировние проектов студий-лидеров и так называемых социально значимых фильмов (в том числе анимационных), плюс поддержка кинофестивалей и продвижения российского кино за рубежом.


В проекте обозначены и критерии, по которым студии отбираются на позиции «лидеров»: зрительская оценка (количество билетов, проданных в кинотеатрах, и рейтинг при показе фильма по телевизору), профессиональные награды и кинопремии, а также продолжительность и эффективность работы студии.


Однако в проекте документа ни слова не сказано ни о количестве студий-«лидеров», ни о том, в каком порядке они будут получать финансирование через фонд. Именно эти два пункта и являются сейчас предметом ожесточенной кулуарной полемики.


Прошлой осенью руководители семи «российских мейджоров» выступили с заявлением, что их круг должен быть расширен. В стране есть еще несколько сильных компаний и продюсеров, и допущение их в число «избранных» будет, во-первых, справедливо, а во-вторых, хотя бы частично снимет напряжение в профессиональном сообществе. Но при этом, настаивали мейджоры, необходимо пропорциональное увеличение субсидий.

Такого увеличения, как явствует из проекта, ждать не приходится. Все дополнительные, по сравнению с прошлым годом, средства будут направлены на детское кино и анимацию. Следовательно, речь скорее может идти о ротации, а не о расширении привилегированного списка.

Еще один болезненный вопрос: сохраниться ли «пакетное» финансирование, как того хотят сами «лидеры», или исполнительному директору фонда Сергею Толстикову удастся настоять на своем и ввести «попроектную» схему? Сейчас «лидеры» получают от государства деньги «аккордом», и, опираясь на внутристудийную экспертизу, решают, на какие фильмы они их потратят.

Если же восторжествует позиция Толстикова, то экспертиза частично уйдет вовне — к некоему Индустриальному совету. Предполагается, видимо, что эта схема позволит в том числе подстраховать фонд от нападок со стороны части профессионального сообщества и прессы.


А от прессы фонду в этом году крепко досталось и за романтические комедии «На крючке» и «Свадьба по обмену», и за экранизацию астаховского «Рейдера». Последняя, впрочем, по информации «Известий», была осуществлена хоть и студией-лидером (ПРОФИТ Игоря Толстунова), но без привлечения денег фонда.


— И чем, интересно, это будет отличаться от прежней ситуации, когда распределение госсредств шло исключительно через Госкино? — в один голос спрашивают «лидеры». — Разве что сам С.А. Толстиков является абсолютно некоррумпированной фигурой. Однако исполнительный директор фонда — должность сменяемая. И что будет, если на месте честного Сергея Александровича появится среднестатистический российский госчиновник высшего звена?


Обобщая опасения коллег, глава СТВ, самый рейтинговый российский продюсер Сергей Сельянов сказал «Известиям»:


— Цитируя Виктора Черномырдина, можно констатировать: какую партию ни строй — опять КПСС получается. То есть предлагается вновь воспроизвести систему Госкино, от которой уходили. Суть реформы в том, что экспертиза находится там, где и должна быть — у продюсеров. Которые доказали, что компетентны в этом вопросе. Кинотеатры, прокатчики, иностранные партнеры, зрители — все это каждый день это пропускается через печенку под названием «продюсерская компания». Тут поневоле станешь специалистом. И эту идею надо развивать дальше, а не осаживать.


Как будет действовать фонд в наступившем году, станет ясно после заседания Попечительского совета под председательством Александра Жукова, причем совет может собраться еще до президентских выборов.


«Бизнес у нас есть, но, мягко говоря, специфический»


О том, какие изменения могут произойти в системе финансирования студий-лидеров, исполнительный директор Фонда кино Сергей Толстиков рассказал «Известиям».


— Вы предлагаете поменять существующую сейчас систему финансирования студий-«лидеров». В чем вы видите преимущества финансирования пакетов проектов?

— Целевое назначение государственных субсидий: производство фильма. То есть это напрямую привязано к проекту. Причем субсидия в первую очередь предполагает возмещение убытков, которые не зависят от производителя. Наша задача, чтобы в российском кинематографе присутствовали все жанры. Но разножанровые фильмы нельзя поддерживать одинаково, поскольку у них разный коммерческий потенциал. Если это комедия, то речь должна идти, скорее, о соинвестировании. Если социальная драма — другая история. Подчеркиваю: общая сумма, которую получают лидеры, фактически не изменится. В том случае, если наша точка зрения будет принята, изменится формат финансирования.


— Как конкретно будет происходить отбор?


— Студия предоставляет пакет проектов и запрашивает под них определенную сумму. Индустриальный комитет, который может быть создан при фонде, это рассматривает и, предположим, говорит: «Вы получаете эти деньги, но возврат будет разный: от 10 до 50 процентов от дохода компании с учетом коэффициента участия фонда. Если в пакете есть социальная драма — то это 10% возврата. Комедия — уже 50%». В этих рамках и должна происходить градация возвратных средств. А не 5% с любого проекта, как это происходит сейчас.


— 5% возврата часто фигурируют в разных высказываниях и публикациях. Не могли бы вы объяснить, что это означает?


— Предположим, бюджет фильма — $3 млн. Из них $1 млн, то есть треть, предоставил фонд. Фильм в прокате собрал $2 млн. 50% осталось в кинотеатрах, миллион ушел к студии. Это, как вы прекрасно понимаете, не прибыль. Они все равно в минусе. Из этого миллиона $330 тыс. — доля фонда. Сейчас фонду из нее возвращается 5%, то есть чуть более $16 тыс. Или наоборот — фильм успешный и собрал $8 млн. Тогда фонд получит $66 тыс. А мы хотим, повторяю, чтобы этот процент варьировался от 10 до 50. И ведь эти возвратные деньги никуда не исчезнут. Потом в виде поддержки опять возвращаются к «лидерам».


— То есть это тот же принцип, что у французского фонда поддержки кинематографа — CNC?


— В самых общих чертах — да, хотя в деталях много отличий. И к тому же CNC никогда не предоставлял конкретным продюсерам суммы, которые предоставляем мы. В последние три года в кино из федерального бюджета действительно направляется очень много денег. И, мне кажется, если Попечительский совет примет предложенную нами схему, возникнет более понятная экономическая составляющая. Почему я так долго говорил о комедиях? У «лидеров» было много попыток работать в этом жанре. Удача только у Бекмамбетова с его «Елками». И ведь главное конкурентное преимущество «лидеров» — не то, что они умеют делать комедии. Они их делают не лучше, чем независимые продюсеры. Их конкурентное преимущество лежит в создании среднебюджетного и крупнобюджетного, в том числе сложнопостановочного кино. И, как показали последние месяцы, это работает. Вы как думаете, «Август. Восьмого» соберет деньги?


— Наверное, да. В смысле production value это высокий уровень. На мой взгляд, выше, чем у «Боя с тенью», который деньги собрал.


— Вот вы и произнесли ключевое слово: production value, постановочное качество. Деньги, которые выделяет государство, должны в первую очередь увеличивать долю качественного отечественного кино в наших кинотеатрах, но это невозможно без развития кинематографической производственной и кадровой базы, всех кинематографических цехов.


— Как вы можете прокомментировать опасения «лидеров», что на самом деле все это возврат ко временам Госкино?


— Это такая страшилка, которую некоторые любят повторять: фонд якобы возвращается к системе Минкультуры. Одновременно пугают, что фонд становится этаким банковским учреждением. Уже в самом этом утверждении есть противоречие: так Минкультуры или банк? Госкино никогда не давало деньги компаниям, исходя из рейтинга и в таком объеме. Рейтинг по-прежнему будет учитываться, о чем написано в правительственном постановлении. Но наряду с этим более явно видна привязка к проектам, о которых мы должны иметь представление с самого начала. Почему разным компаниям на пакеты, состоящие из разных проектов, нужно давать одинаковые суммы с одинаковой возвратностью? Для запуска системы в ограниченном времени это работает, но почему нельзя сделать экономические инструменты более внятными? Конечно, индустриальный совет, о котором шла речь, должен состоять прежде всего из профессионалов, а не из чиновников — это принципиально. И наконец, лидеры говорят: «Нельзя вводить разную возвратность, потому что у нас нет бизнеса». Бизнес у нас есть, но он, мягко говоря, специфический. А наша задача — сделать его нормальным, и само по себе это не произойдет. Любая система должна развиваться, и система господдержки тоже, иначе возникнут проблемы. Да, задача «вытаскивания» нашего кино по-прежнему во многом лежит на лидерах. Просто это надо делать более точно и грамотно.

http://izvestia.ru/news/516047

комментарии (0)


необходимо зарегистрироваться на сайте и подтвердить email